Антон Шаклунов: «Врач не может ехать в избу, где дровами будет топить себе печку»

27 декабря 2018 17:14
1663
12+

Совсем недавно министерство здравоохранения Нижегородской области было у всех на слуху: после неудачной попытки проникнуть в кабинет замминистра, представители частных клиник попытались взять министерство штурмом. В результате неприятного инцидента охранник, работающий в здании, оказался в больнице, а чиновница — уволена.

О том, что же на самом деле произошло и по каким причинам, мы решили расспросить самого главного в области человека, отвечающего за здравоохранение, — министра Антона Шаклунова. Кроме того, в длинном разговоре речь пошла о развитии сферы здравоохранения в регионе в целом, о самом больном вопросе — зарплатах медиков, а также, о том,  каким образом можно привлечь молодежь в профессию врача.

Количество частных стоматологических клиник превысило все разумные пределы.

Антон Александрович, в начале интервью не могу не спросить о спорной ситуации, которая произошла не так давно в региональном минздраве, после чего была уволена ваша заместитель Ольга Ермилова. В чем же была суть конфликта, ваше отношение к ситуации?

(В конце ноября 2018 года три представительницы частных стоматологических клиник пытались попасть на прием к замминистра регионального минздрава Ольге Ермиловой, чтобы обсудить вопрос распределения квот ОМС. Ермилова женщин не приняла, а решить проблему с посетителями попыталась путем вызова психбригады и полиции. В результате конфликта пострадал охранник минздрава, который пропустил посетителей — в тяжелом состоянии он был доставлен в больницу в отделение кардиологии — прим. ред.).

Первое, на чем хотелось бы заострить внимание, это недостойное поведение чиновницы, которая заперлась в своем кабинете. Мы призваны решать вопросы людей и не можем отгораживаться никакими пропускными пунктами, дверями, приемными от граждан, которые приходят со своими проблемами. Не важно, насколько они настойчивы, назойливы и иногда даже провокационны.

С другой стороны, позиция посетителей, изначально настроенных на провокацию, тоже не правильна. Ведь женщины пришли с ребенком, все происходящее снимали на камеру. Сказать, что они находились в некотором информационном вакууме, поэтому решились на такой отчаянный поступок, нельзя. Еще до всей этой ситуации у них была встреча с и.о. заместителя председателя правительства Сергеем Шевченко, на которой присутствовала и Ольга Ермилова, встречались они и с представителями фонда ОМС.

Что касается охранника, то его здоровью сейчас ничего не угрожает, он выписан из лечебного учреждения. Действительно человек перенервничал, и косвенно ситуация повлияла на его стояние, однако прямой связи с действиями чиновников мы не нашли. Никто его на ковер не вызывал, не кричал и не угрожал.

Так чего же все-таки требовали представители частных клиник?

Они пытались добиться дополнительных квот ОМС, так как основной объем в этом году уже выработали. А не получили они их по объективным причинам, решение это принималось не региональным минздравом и не фондом ОМС, а комиссией по разработке территориальной программы. В результате опроса пациентов страховой компанией были выявлены факты приписок и факты некачественного оказания медицинской помощи, поэтому трем медицинским организациям было решено дополнительно объемы не давать.

Почему квот не хватает?

С 2012 года система распределения квот не претерпела большого изменения, тем временем количество частных стоматологических клиник превысило все разумные пределы. Объем финансирования стал настолько велик, что не замечать его в общем количестве оказываемой медпомощи было невозможно. Чтобы давать новые объемы, приходилось заимствовать их из других источников — в первую очередь из поликлинической помощи. Уже с 2016 года уровень обеспеченности стоматологической помощью в Нижнем Новгороде превышало нормативные показателей, тогда как в районах области ее недостаточно, но частные клиники не спешат открывать там кабинеты.

Таких денег на развитие здравоохранения Нижегородская область не видела никогда.

В каких национальных проектах по развитию здравоохранения планирует участвовать Нижегородская область и что это даст региону?

Паспорта национального проекта «Здравоохранение» еще не утверждены, это произойдет в конце декабря. Однако уже предварительные данные вселяют оптимизм и радость у медицинского сообщества региона, потому что таких денег на развитие здравоохранения Нижегородская область не видела никогда.

В проекте семь направлений: развитие и оказание первичной медико-санитарной помощи, борьба с сердечнососудистыми заболеваниями, борьба с онкологическими заболеваниям, развитие детского здравоохранения, включая создание современной инфраструктуры оказания медпомощи детям, создание единого цифрового контура в здравоохранении, обеспечение медицинских организаций квалифицированными кадрами и развитие экспорта медицинских услуг.

По предварительным данным на реализацию проектов в регион будет привлечено 5,3 млрд рублей, в том числе в 2019 году предварительно эта сумма составит 1,6 млрд рублей. Планируем повысить доступность медицинской помощи, в том числе экстренной во всех населенных пунктах области, независимо от их удаленности от муниципального центра. В этих целях будет развивать санитарную авиацию, строить новые фельдшерско-акушерские пункты (ФАПы), совершенствовать выездных формы медицинской помощи, в том числе знаменитые «Поезда здоровья».

Мы начали летать и спасать жизни.

Хотелось бы подробнее остановиться на теме фельдшерско-акушерских пунктах: какая работа по их возрождению будет проделана в регионе и что будет собой представлять выездной ФАП?

Сейчас в области порядка 820 ФАПов, многие из них находятся в ветхом состоянии. Участие в национальном проекте позволит приступить к их ремонту или строительству, сейчас идет процедура признания строений ветхими. Также программа позволит приобрести 14 мобильных комплексов, оборудованных необходимым медтехникой для диагностики и лечения пациентов.

В этом году мы уже приобрели шесть мобильных ФАПов, сейчас идет их подготовка к работе, скоро состоится приемка. Каждый мобильный ФАП будет прикреплен к центральной районной больнице и начнет выезжать по графику в удаленные населенные пункты.

При развитии первичной медикосантираной помощи будут использованы геоинформационные данные. Это карта Минздрава РФ, на которой отмечены населенные пункты и медучреждения. Исходя из этих данных, нас обязывают в населенных пунктах с численностью населения более 2 тысяч человек организовать амбулаторию, с численности от 300 до 2 тыс. чел — ФАП, в случае если этот насел пункт находится более чем в 6 км от другой лечебной организации. В населенных пунктах с населением от 100 до 300 человек, если до ближайшей медицинской организации более 6 км, мы обязаны организовать выездной ФАП. В соответствии с этими стандартами и будем работать.

Почему такое большое значение региональный минздрав уделяет развитию санитарной авиации? Насколько этот вид экстренной помощи востребован? Есть мнение, что слишком это дорогое удовольствие и не стоит вкладывать туда деньги.

Весь мир идет по пути развития санитарной авиации, ведь она имеет большое значение для снижения смертности. При некоторых видах травм и заболеваний пациента невозможно транспортировать на автомобиле, так как возрастают риски тяжелых последствий. Например, при инсульте или тяжелых переломах таза. Если учитывать протяженность областных дорог, сложные погодные условия, наличие железнодорожных переездов, пробок, то транспортировка больного может занять несколько часов, а зачастую каждая минута на счету.

В плане развития санитарной авиации Россия отстала, Нижегородский регион благодаря инициативе губернатора Глеба Никитина начала развивать это направление экстренной помощи с использованием собственных средств. На эти цели было выделено порядка 50 млн рублей, начали летать и спасать жизни. Дальше это направление будет развиваться: на 2019, 2020, 2021 заложены средства из федерального и регионального бюджетов. В 2019 году это 800 часов или 136 млн рублей, в 2020 году — 1000 часов или 163 млн рублей, в 2021 году — 1200 часов или более 200 млн рублей.

Предполагается, что к 2024 году будет заложено 1600 часов ежегодно. Предполагаем, что в области будут работать минимум два вертолета. Для этого нужно провести большую работу, обеспечить все наши лечебные учреждения стартовыми площадками, получить на них аэронавигационные паспорта, обеспечить их системой ночного старта.

Новый Онкологический лечебно-диагностический центр лучевой терапии с большой вероятностью будет построен в Нижегородской области.

Как планируете развивать направление помощи онкобольным людям?

Участие в федеральном проекте «Борьба с онкологическими заболеваниями» подразумевает реализацию мероприятий по переоснащению более 400 единицами современных средств оборудования медицинских организаций, оказывающих помощь онкобольным. В первую очередь, это Нижегородский онкодиспансер, потом — Павловская центральная районная больница и Арзамасская районная больница.

Также будет организована целая сеть из 12 центров амбулаторной онкологической помощи. Только на переоснащение областного диспансера планируется направить в 2019 году более 305 млн рублей, в 2020 году — более 1 млрд рублей, в 2021 году — более 401 млн рублей.

Кроме того, мы запланировали строительство в Нижегородской области нового онкодиспансера. Его рабочее название — Онкологический лечебно-диагностический центр лучевой терапии, он будет рассчитан и на детей и на взрослых. На разработку проектно-сметной документации заложено порядка 156 млн рублей.

Предполагаем попасть в федеральную адресную инвестиционную программу, для этого нам нужно сделать проектно-сметную документацию, пройти необходимые согласования, после чего мы можем заявиться, и наша заявка будет рассмотрена.

Есть ли трудности с паллиативной помощью?

Паллиативная помощь оказывается на базе семи медицинских организаций, развернуто 118 коек. Существует 8 выездных бригад, 7 кабинетов паллиативной помощи. На базе 47 медучреждений оказывается помощь на койках сестринского ухода. Общее количество коей сестринского ухода — 844 шт. Всего помощь оказывается на 962 койках. Это значительно превышает нормативы, которые приняты в среднем по РФ. До 2020 года запланировано открытие еще 19 бригад выездных патронажных служб и 39 кабинетов паллиативной медпомощи.

В целом спрос на данный вид помощи в области удовлетворяется, есть сложности с материально-технической базой, у нас не хватает аппаратов искусственной вентиляции легких, откашливателей, которые можно было бы передавать пациентам для использования на дому. В этом году мы впервые закупаем это оборудование, в первую очередь, для помощи детям, а потом и другим группам населения.

Доктора всегда были интеллигенцией, совестью общества и формировали взгляды людей, сейчас эта ситуация изменилась и взгляды общества формируют блогеры.

Планируется ли какие-либо новшества в системе оплаты труда медиков и справедлива ли, на ваш взгляд, существующая система?

Говорить о зарплатах медиков всегда очень неблагодарное занятие. Мы чиновники всегда рапортуем о средней заработной плате по региону, но я прекрасно понимаю, как обстоят дела в простых лечебных учреждениях. Я сам работал в простом лечебном учреждении и руководил им. Если говорить о сухих цифрах, то по данным Росстата, средняя заработная плата врача в регионе за 9 месяцев 2018 года составил 58 тысяч 18 рублей, среднего медицинского персонала — 29 тысяч 150 рублей. По сравнению с 2017 годом зарплата врача выросла на 30%, а среднего медперсонала — на 19%.

В реалии мы должны понимать, что есть лечебные учреждения в Нижнем Новгороде, где оказывается высокотехнологичная помощь, где работают наши светила, которые занимаются самыми сложными операциями. Иногда у таких врачей зарплата может превышать 100 тысяч рублей. С другой стороны, есть лечебные учреждения на селе, далеко от регионального центра, там зарплата значительно ниже.

Когда мы говорим о правильности или неправильности начисления зарплаты, мы, прежде всего, должны работать с руководителями лечебных учреждений, потому что этот вопрос определяется коллективным договором. Его подписывает каждый сотрудник, приходя на работу в медицинское учреждение. И он может быть пересмотрен в любой момент, это не аксиома.

Зарплата медиков состоит из основной части — оклад и обязательных платежей за вредность, ночные смены и проч. Обязательная часть относительно небольшая, в районе 50%, иногда меньше. Дополнительная часть состоит из стимулирующих выплат. Лично мое мнение, так оно должно быть, обязательные и стимулирующие выплаты должны быть примерно равными.

Если человек, работая на своем месте, не хочет придерживаться правил установленных учреждением, нарушает расписание, трудовой распорядок, что делать в такой ситуации? Уволить? Но это мера не воспитательная, а карательная. Стимулирующие выплаты идут за качество работы.

В вопросе начисления зарплат важна роль профсоюзных организаций. Они не должны быть карманными у главных врачей, а должны быть самостоятельными структурам и активно отстаивать позицию коллектива по тому, как осуществляется распределением стимулирующих выплат. Схем оплаты труда много, кроме того, каждая организация может разработать собственную схему. Своими силами, из минздрава, мы не сможем все эти вопросы отрегулировать, у нас работает более 70 тысяч человек.

Насколько остро стоит в регионе проблема с недостатком медперсонала?

Очень остро. Только в первичном звене нам не хватает 600 единиц персонала, а всего в отрасли — до 1,5 тысяч человек. В районах области дефицит колоссальный, у нас иногда на 10 участках работают 2 терапевта. Этому есть несколько причин. Первая связана с демографическим провалом: дети 90-х должны сейчас выходить на работу, но они не выходят. Вторая причина — это снижение престижа работы врача, все прекрасно видят, насколько это тяжелый и неблагодарный труд, потому что на нас постоянно сыплются обвинения, то в коррупции, то еще в чем-то.

Молодые люди думают — зачем мне идти в медицину, отдавать всего себя, но не получать за это ни благодарности, ни почета, ни уважения. Обществу в целом нужно пересмотреть свое отношение к медицинским работникам. Конечно, во многом, мы медики, сами формируем это отношение к себе, однако врачи не с другой планеты прилетели, какое общество, такие и врачи. Доктора всегда были интеллигенцией, совестью общества и формировали взгляды людей, сейчас эта ситуация изменилась и взгляды общества формируют блогеры.

Какой выход может быть из ситуации?

Вопрос кадрового обеспечения здравоохранения это не только вопрос профильного министерства, в первую очередь, это вопрос региона в целом и муниципалитета в частности. Врач не может ехать в избу, где дровами будет топить себе печку. Должны быть понятные механизмы привлечения специалиста: жилищные сертификаты, льготное ипотечное кредитование и проч. Мы сейчас идем по этому пути, разрабатываем ряд программ, будем выбирать из них лучшую.

Со своей стороны считаю, что необходимо создавать муниципальные центры компетенций по привлечению кадров в районы совместно с министерством здравоохранения и министерством образования. Необходимо проводить агрессивную кадровую политику. Как я это вижу: кадровая служба больницы ищет резюме сотрудника, далее подключаются специалисты районной администрации, которые должны собрать всю информацию о кандидате, узнать, кто жена, где работает, какая зарплата, сколько детей и так далее.

И потом уже к этому специалисту нужно выходить с конкретными предложениями: здесь вы будете жить, здесь будет работать ваша жена с такой-то зарплатой, а здесь — учиться ваши дети. Только при таком подходе можно поправить ситуацию.

Фото: автора, пресс-службы губернатора и правительства Нижегородской области.

Автор: Полина Троянова
Ошибка в тексте Ctrl + Enter

Теги

Ежедневно обновляемое справочное электронное издание сетевого распространения зарегистрировано 7 февраля 2011 года, свидетельство Эл №ФС77-43792. Информационное агентство «В городе N», свидетельство ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Главное за последний час
Мемориальные доски четырем выдающимся горожанам установят в Нижнем Новгороде
Created using Figma