«Когда мы видим, как бездомных собак и кошек забирают в семьи, — это дает надежду», — Владимир Гройсман

10 января 11:35
1152
16+

Когда директор издательства «Деком» Владимир Гройсман начинал проект по гуманной регуляции численности животных, многие не верили, что это избавит Нижний Новгород от бродячих собак и кошек. Но за последние четыре года количество бездомных животных на улицах города существенно сократилось. Каким образом этого удалось достичь? Сколько трудов было вложено в реализацию идеи? И самое главное, — какое количество питомцев обрели дом? На эти вопросы Владимир Гройсман ответил ИА «В городе N».

— Владимир Яковлевич, как вы пришли к идее создания «Зоозащиты НН»?

— Давайте разделим ветеринарный ООО «Зоозащита НН» и благотворительный фонд «Сострадание» — это разные вещи. Фонд — это организация, чья деятельность направлена на помощь животным Нижнего Новгорода в целом и бездомным животным в частности. Он включает в себя приют, центр реабилитации и клинику для бездомных животных. В какой-то момент человек понимает, что нужно делать что-то большее в жизни, чем бизнес и приходит к благотворительности. В основном люди помогают детям, занимаются экологией, мы же помогаем собакам и кошкам.

Вначале казалось, что нужно обеспечить финансирование, другие какие то ресурсы и этого будет достаточно. А оказалось, защита животных — это самый сложный проект, который мы делали. На это накладывается отрицательная морально-этическая сторона, касающаяся животных. Это война, которую невозможно выиграть, а делать ее нужно все равно.

Ежедневно через нас проходит большой объем отрицательной информации. Через фонд несколько тысяч животных спасены с улицы, но выкидывают новых и кто-то их бьет, травмирует и прочее. Вся наша группа людей видит это каждый день и понимает, что жестокости с каждым днем становится больше. Но когда мы видим, как этих собак и кошек забирают в семьи — это единственное, что дает надежду. Кроме того, для сотрудников работа с животными дает терапевтический эффект после всей этой отрицаловки — мы смотрим, как школьники приходят на экскурсии и видим, что они становятся более гуманными.

Для подростков собаки, попрошайничающие у магазинов, это абстрактные существа, а когда эти же собаки находятся у нас, и ребята с ними играют, общаются — это вызывает у детей массу эмоций, многие плачут.

В обществе сформировалось отношение к бездомным животным как к опасным существам, оно абсолютно неверное. 80% покусов людей совершают домашние собаки, а не бездомные. Также неверно мнение о собаках как о переносчиках болезней. Но мы надеемся, что это мнение когда-нибудь изменится. У меня дочь зашла в кафе с собакой и ее «попросили» оттуда. Она написала об этом в соцсети и в заведении извинились. Также оказалось, что многие рестораны в Нижнем Новгороде свободно пускают с животными и люди этим пользуются. Но в тоже время мы увидели и другое мнение: часть людей высказали недовольство тем, что нужно терпеть рядом с собой собаку. Но ведь мы же не требуем, например, убить неадекватного человека, который нам мешает, а лишить жизни бездомную собаку, которая лает, например, люди считают возможным.

Жестокое обращение с животными при наличии соцсетей, безграмотность родителей и стереотипы подталкивают детей к ужасным поступкам. Подросткам хочется экшна. Трудно первый раз разрезать живот щенку, а второй раз — уже легко. Я беседовал с психиатором института имени Сербского, который всю жизнь изучал серийных убийц, и, по его словам, все маньяки и серийные преступники мучили животных. Оказывается, порог, который человек переступает при убийстве животного, его потом легко преодолеть при убийстве с людьми. Даже в Великую Отечественную войну, когда нужно было расстреливать пленных фашистов, это могли делать не все. Оказалось, что без раздумий нажать на спусковой крючок могли например охотники, а другие люди, даже ненавидящие фашистов, — нет.

Во всех развитых странах возраст наказания для мучителей животных снижен. Уже с 12 лет человек несет ответственность за жестокое обращение с животными, потому что если сейчас его не остановить, будет хуже. Я не понимал, почему в Америке дают 18 лет за убийство собаки, а для них это человек, который в будущем станет убийцей людей. А у нас сейчас наоборот культивируется мучение животных.

— Закон об усилении ответственности за жесткое обращение с животными поможет?

— Новый закон не поможет, потому что он формирует наказание, если убийство или причинение вреда животному было сопряжено с садистскими или с корыстными целями, но это еще надо доказать. Конечно, на какие-то доли процентов он будет регулировать ситуацию, но в целом — нет. А нормальные изменения в уголовный кодекс не были приняты, потому сначала нужно принять общий закон, а он буксует. Нельзя одним уголовным кодексом сформировать целые направления жизни людей, потому что собаки есть у 30% населения.

— Решит ли проблему обращения с животными закон о содержании домашних питомцев?

— В законе «Об ответственном обращении с животными» имеются в виду почти все группы животных, и бездомные там — это лишь один из разделов. Но откуда берутся бездомные животные? Люди покупают дорогих щенков, потом скрещивают их, не понимая, как это делается, и получают не тот результат, которого ждут. Все потомство идет на улицу. В законе регулирование разведения животных не предусматривается, так как само лобби тех, кто разводит животных, очень сильное, и законодательство пока до них не добралось. Если эти изменения будут, то они предусматривают усеченную процедуру регистрации. Это должно быть, но процедура регистрации в законе ни к чему не обязывает. Безумие нашей страны заключается в том, что домашние животные никак не учтены, никто не знает сколько их, они не привиты от бешенства. Бездомные собаки в Нижнем Новгороде учтены от бешенства и привиты. Мы делаем фото каждого животного и знаем о его состоянии.

— Получается, что ваша работа по гуманному регулированию численности животных бесполезна?

— Она не бесполезна. Количество животных на улицах Нижнего Новгорода снизилось. Когда мы начинали, в городе насчитывалось семь тысяч бездомных собак. На следующий год у нас к стерилизации планируется не более 2400. За эти годы по домам разобрали и пристроили более трех тысяч животных. И на улицах с бирками сейчас находятся еще несколько тысяч животных. У них происходит естественная убыль, и они не размножаются. Собаки привиты от бешенства и на следующий год планируется их ревакцинация.

Сейчас ситуация по бешенству в Нижнем Новгороде стабилизировалась и карантинов давно уже нет, как нет и смертельных покусов людей, а раньше смертельные случаи были. Потому что в областной столице собак уничтожали под ноль, но они опять появлялись каждый год в таком же количестве, потому что из пригородов приходили новые, и оставшиеся размножались больше, А сейчас мы не выпускаем агрессивных животных назад, они остаются в приюте, каждая собака проходит тест на немотивированную агрессию, и только в этом случаемы ее отпускаем. То есть, конечно, эта собака тоже может укусить человека, но обычно это происходит, когда ей причиняют вред. По нашему законодательству, если люди проявили агрессию к собаке, и она их в ответ укусила, — виновато животное. А чем она виновата? Реально агрессивных бездомных собак на улицах единицы, и они становятся такими от жестокого обращения. Изначально собака не рождается злой.

— Хватает ли финансирования из бюджета на отлов и стерилизацию животных?

— Нет, но по сравнению с тем, когда мы начинали работать, сейчас ситуация лучше. Тогда из бюджета выделялась одна тысяча рублей на все манипуляции с одной собакой (отлов, стерилизацию и содержание). А ведь одна стерилизация даже в госклиниках стоит 3,5 тысячи. На отлов, стерилизацию и передержку собаки в этом году выделяется 2300 рублей — это, конечно, ниже себестоимости (3,5 тысячи рублей), но, по крайней мере, это уже больше, чем раньше. При этом не учитываются какие-либо капитальные вложения, и кроме того надо периодически доделывать вольеры, расширять территорию и т. д.

— Кто еще вам помогает?

— Центру стерилизации «Зоозащита НН» с самого начала помогали депутаты Законодательного собрания и городская администрация. В законодательное собрание закон внес его разработчик Александр Табачников. А после принятия областного закона городская администрация, тогда Олег Кондрашов был сити менеджером, приняла проект по гуманной численности животных. В целом, в Нижнем Новгороде атмосфера очень благоприятная в силу взаимодействия городской администрации и центра «Зоозащита НН».

— В каких районах городах Нижегородской области действует проект по гуманному регулированию численности животных?

— Система уничтожения собак действует только в нескольких районах области, в частности, в Семеновском районе есть ООО «Стрелец». Я считаю, что это такой же концлагерь как был на улице Левинка в Нижнем Новгороде. Они говорят о том, что выпускают собак, но я в это не верю. На эти деньги невозможно стерилизовать и выпускать животных, потому что мы за такие же манипуляции всегда вкладываем свои ресурсы. Во-вторых, я видел их приют — с виду такой же Левинковский концлагерь, ни чем не отличается.

Мы работаем в Держинске, Кстово, Нижнем Новгороде, на Бору, в Выксе, Чкаловске, Городце и еще многих городах нашей области. По каждой собаке есть наблюдательное дело, фото отлова, фото выпуска, идентификационный номер на бирке и ее можно отследить. Лучше, когда собаки на улице, привиты и контролируемы, но некоторые люди этого не понимают.

В Дзержинске с начала работы за год количество бездомных животных уменьшилось вдвое. До нас их убивали 2,5 тысячи в год, в этом году мы отловили 1,5 тысячи, и больше там нет животных. При массовой стерилизации более 70% собак в год, они перестают размножаться, количество собак уменьшается и весь приток животных на улицу идет только за счет выкинутых щенков и приходящих собак. Но, по крайней мере, сейчас можно довести количество бездомных животных до одной трети, а к минимуму оно придет, когда будет закон о разведении и содержании животных.

— Многие боятся, что закон о содержании домашних животных установит дополнительные сборы и налоги для граждан за регистрацию питомцев. Это действительно так?

— В законе прописана бесплатная регистрация животного. Это противники изменений пустили «утку» о платной регистрации. Процедура уже прописана в документах минсельхоза, но там пока не могут ее реализовать.

— Как вы взаимодействуете с волонтерами?

— У нас есть четыре экипажа для отлова. Они выполняют заявки, касающиеся в первую очередь срочности, но город большой, и выполнять каждую заявку физически день в день невозможно, а собака на месте не стоит. Наши администраторы рекомендуют задержать собаку на ночь, запереть ее дома в подвале, сарае и т. д. Тогда ее с гарантией заберут, а если звонят и говорят, что видели собаку, ловцы приезжают, а она уже убежала. Мы сталкиваемся с претензиями в соцсетях, когда пользователи пишут упреки: «почему вы не приехали в течение получаса и не забрали сбитую собаку?». Но сами люди и полчаса не постоят рядом с животным, и редко кто привезет сбитую собаку и потратит свои деньги. Большинство считает, что им все должны, но предмет обращения с животными такой — сколько труда туда вложишь, столько и будет. А нормальный волонтер не посмотрит на то, что у него машина может загрязниться кровью, нужно потратить время и деньги, он просто поедет и привезет животное.

Вокруг «Зоозашиты НН» и «Сострадания» сформировался круг волонтеров. Они практически всегда могут подъехать и забрать сбитую собаку, либо просто избитую, либо старую, заболевшую. Собак на улицах умирает немного — ее все равно привезут, но бывает поздно. Фонд «Сострадание» не имеет своего транспорта. Для эвакуации животных с улицы мы пользуемся ловцами «Зоозащиты НН», а они работают по муниципальным контрактам и если администрация города дает срочные заявки, их выполняют в первую очередь.

— Сколько всего собак и кошек ежедневно отлавливается?

— В день мы привозим 20 — 30 собак, отловленных с улицы. У нас есть 86 крытых вольеров на две — три собаки, плюс открытых еще сто. Работает бригада из пяти врачей, двух фельдшеров. Имеется кухня 30 квадратных метров с пароварочным котлом, отдельно стоит холодильник и морозильник на 5 тонн продуктов. На складе запасено 10 тонн риса и гречки. В день мы готовим пять 60-литровых бочков мясных каш. Есть отдельная ставка повара для животных.

Кроме того, у нас есть госпиталь площадью 700 квадратных метров и вольеры передержки в центре стерилизации — их четыре на двух этажах в отдельном здании, а еще — уличная территории с будками, к которым подведены инфракрасные обогреватели. Все это большое хозяйство, которое всегда нужно поддерживать в работе.

— Кошек также часто выкидывают как собак?

— Конечно также, но есть разница. Кошки чаще гуляют без адресного ошейника. Ее выпускают гулять и сшибают машиной, но хозяин не известен. Также с кошками большая проблема, потому что собак мы часто стерилизуем бесплатно за счет фонда. Собаки с белыми бирками стерилизованы за счет средств фонда «Сострадание», а не из бюджетных денег. Это означает, что мы ее не ловили, к нам ее привезли волонтеры. Мы ее стерилизовали за наш счет и потом волонтер забрал собаку, а кошку назад на улицу не выпустишь, значит, нужно ее где-то передержать. У людей таких возможностей мало. Мы можем одновременно передержать 15 кошек и в день делаем 3–4 стерилизации животных, но их все равно много. И всех в подвалах отловить нельзя. Да и размножаются кошки быстрее, чем собаки. В приюте у нас для них есть комната, в которой художник Леонид Колосов сделал специальное оформление. Кошки свободно проходят боковые стенки с лазами, в помещении озонированный воздух. Как только место освобождается, «Зоозащита НН» привозит новую кошку из стационара.

Нас радует, что в Нижнем Новгороде появились территории свободные от размножающихся кошек. Там живут стерилизованные животные и неравнодушные к ним жители. Они сначала всех в своем доме вылечат, стерилизуют, потом переходят на соседние дома. Такие люди просто не могут смотреть на бездомных, больных, облезлых кошек и котят у подъезда. Такие котята, как правило, сначала слепнут от инфекции, а потом умирают в 90% случаях.

— Сколько всего животных обрели дом за время работы?

— Работа идет с 2014 года. Собаки пристраиваются и через приют, и через «Зоозащиту НН». В год дом находят всего порядка 1500 собак и кошек. За ноябрь 2017 года только из приюта, например, было пристроено 22 взрослых собаки, 8 щенков и 23 кошки.

Сейчас у нас в приюте есть замечательный щенок «Есения». Кроха жила в деревне, прикормленная местными жителями. Ночевала то у одного на крыльце, то у другого. Но в один день она пропала. Маленькая белоснежная красавица попала под машину, получила серьезные травмы и, спрятавшись в кустах у обочины, ждала помощи. Но местные жители проходили мимо. Через пять дней ловцы «Зоозащиты НН» обнаружили в кустах маленького беззащитного щенка с напуганными глазами. У Есении был сильный ушиб левой стороны туловища, множественные гематомы и перелом передней лапы. Щенку провели остеосинтез — зафиксировали перелом средней трети лучевой и локтевой костей титановой пластиной и семью кортикальными винтами. Сейчас у собаки нет кураторов, ее семьей временно стал персонал госпиталя. Но, надеюсь, что она наконец-то обретет настоящих хозяев и найдет свой дом.

— Как директор издательства «Деком», расскажите о том, есть ли планы по изданию книги о счастливых историях с животными?

— Деком традиционно издает три вида литературы: первый — это мемуарная, второй — серия «Эра Водолея», поскольку у нас работает еще центр йоги, поэтому мы печатаем лицензионные книги по этой теме и третий — это книги по заказам. Главным редактором издательства является мой отец — Яков Гройсман. Конечно, у нас есть идея по изданию иллюстрированной книги о животных для детей, и даже есть кандидат на авторство, но пока он связан правами с другим издательством. Планируется, что это будет не практическое руководство, а наоборот опосредованная книга с историями, которые ненавязчиво рассказывают о том, как правильно обращаться с животными.

Также есть идея создания книги о том, как животные обрели дом, но пока нет фотографа, который может сделать эту работу. Книга должна состоять из конкретных историй, например о собаке, привезенной с перерезанным горлом, вылеченной, попавшей в приют и пристроенной в семью, нужно рассказывать в виде фотоистории. На это нужно много времени, и надеемся, что люди найдутся.

— Что из вашего бизнеса приносит больший доход?

— Доход приносит книжный магазин «Дирижабль» ,кафе «Библиотека» и «Фонотека», есть еще несколько наших организаций. Издательство «Деком» поддерживает само себя, но практически не приносит прибыли. В магазине проходят презентации книг, раз в один — два месяца приезжают известные российские и нижегородские авторы. Жизнь не кипит, но магазин на Большой Покровской работает устойчиво, хотя книги покупают сейчас меньше, но это общемировая тенденция. Спад спроса приходится компенсировать другими товарами. Кафе «Библиотека» очень посещаемое, известное в городе, и через него проходят тысячи людей. Все это в совокупности дает доход, на который можно помогать бездомным животным.

  • Фото: sostradanie-nn.ru, Надежда Кей
Автор: Милена Черевко
Ошибка в тексте Ctrl + Enter
Ежедневно обновляемое справочное электронное издание сетевого распространения зарегистрировано 7 февраля 2011 года, свидетельство Эл №ФС77-43792. Информационное агентство «В городе N», свидетельство ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Главное за последний час
Мемориальные доски четырем выдающимся горожанам установят в Нижнем Новгороде