Анна Давыдова как исключение из правил

24 сентября 2013 12:23
2587

Анна Давыдова — потомственный историк, кандидат исторических наук, градозащитник, организатор общественного движения «СпасГрад». Она опровергает мнение о том, что Нижний Новгород — город с неподвижным менталитетом, где нет оппозиционных настроений, и где никто и ничего не собирается менять. За полтора года своей деятельности она со своими соратниками подняла проблему памятников культурного наследия и, кажется, донесла ее до сознания горожан. Сохранение территории парка Кулибина, прекращение стройки у здания Георгиевского училища и застройка Почаинского оврага — лишь часть деятельности Анны Давыдовой.

Анна, хотелось бы сначала спросить вас о «СпасГраде». Как возникло движение, и как вы к нему присоединились?

— Движение «СпасГрад» возникло совершенно стихийно, как сетевое, никто целенаправленно ничего не планировал. На одном из нижегородских форумов организовался круг единомышленников с практически идентичными взглядами на проблемы сохранения наследия. Все мы люди разных профессий: системный администратор создал сайт, журналист придумал название. После этого мы стали искать аналоги подобных общественных движений и в других городах страны. Сейчас есть осознание того, что «СпасГрад» идет по пути московского «Архнадзора» и активно сотрудничаем с ними. У нас схожие программные позиции. В первую очередь, это сохранение и популяризация объектов культурного наследия в рамках закона. За четыре года своего существования коллеги-москвичи достигли определенного масштаба как в профессиональном плане, так и в сфере влияния. Мы стремимся к тому же.

Что было толчком, послужившим идеей к созданию движения?

— Это произошло в апреле прошлого года, когда на Нижегородском откосе начали вырубать ели для строительства ресторана «Пирамида». Нашлись люди, которые вместе со мной готовы были этому противостоять. Следом, в июле, появился сайт «СпасГрада», и мы стали позиционировать себя как зарождающееся общественное движение.

Тема изучения прошлого интересовала меня давно. Я кандидат исторических наук. Мой папа всю жизнь занимается тем же самым и он привил мне любовь к истории, к родному краю и родной культуре, передал, если так можно сказать, свое ремесло. Наше с сестрой детство прошло в реставрационных мастерских в великолепном ансамбле Печерского монастыря, где они размещались в советское время. Наверное, я всегда знала, что буду заниматься именно этим. Это своеобразное состояние души плюс качества характера, которые важны для историков, например, как мне думается, некоторый консерватизм.

В апреле этого года вы попали в рейтинг ста самых влиятельных людей Нижнего Новгорода. Как вы отнеслись к этому?

— Мои соратники и друзья были рады, посчитав это важным, значительным событием. Для меня самой это не столь существенно. Я считаю, что в первую очередь нужно заниматься конкретными делами, политическая сторона вопроса меня мало волнует.

О градостроительной политике сейчас говорят много и часто. В частности, открытой дискуссионной площадкой, где будет услышано мнение каждого, власти называют Градостроительный совет. В реальной жизни все обстоит именно так?

— Да, я видела высказывания властей и нижегородских архитекторов по поводу сохранения исторического лица города. Но говорят одно, а делают совсем другое. Действительно, Градостроительный совет является открытым мероприятием, но как-то повлиять на ситуацию, высказаться, внести конструктивные предложения граждане не могут. Сама я хожу туда редко, так как считаю это бесполезным времяпрепровождением. Полезнее потратить силы на суды, прокуратуру, санкционированные митинги, одиночные пикеты, флэшмобы, реставрационные мероприятия и экскурсии. Нет желания идти туда, где тебя, может, и слушают, но не слышат.

Тем не менее, в официальной информации говорится, что такие вопросы регулярно обсуждаются с общественностью.

— Не знаю, единственный положительный момент за последнее время — встреча Олега Сорокина с нижегородцами по поводу парка Кулибина.

Вы считаете эту встрече продуктивной?

— Я считаю, что каждый остался при своей позиции. Последнее заседание городской Думы показало, что глава города не намерен отказываться от своих планов по расширению ул. Горького. Зачем была нужна встреча с жителями, вся эта информационная атака на население с ложным посылом о том, что проект будет пересмотрен? Позиции Сорокина какие-то неопределенные. Он сказал, что нужно еще подумать и решить, к какому все-таки мнению прийти.

Но ведь глава администрации Олег Кондрашов объявил о том, что движение по улице будет осуществляться по пяти полосам, и границы парка будут сохранены. Многие восприняли эту новость как победу.

— Эта информация прошла во всех средствах массовой информации. Якобы проект пятиполосной дороги будет подготовлен, а затем вынесен на общественное обсуждение. Однако на заседании Думы Кондрашов ни словом об этом не обмолвился.

Никак нельзя, чтобы люди расслабились и подумали, что борьба закончена и горожане уже победили. Власти же, наоборот, делают все, чтобы демотивировать нижегородцев. Чтобы не было санкционированных митингов, акций протеста, чтобы люди перестали следить за парком. Ни о какой победе не может быть и речи, пока парку не будет возвращено прежнее зонирование согласно Генплану — «рекреационная зона». Сейчас же этот участок так и остается зоной транспорта.

Сорокин неоднократно говорил, в том числе и на памятной встрече, что никакого проекта по расширению вообще пока не существует.

— Это ложь, что никакого проекта нет, — нет исследований. Ведь еще в 2012 году его подготовил «НижегородНИИгражданпроект»: благоустройство улицы от площади Горького до площади Свободы. Он уже прошел госэкспертизу и сейчас является частью материалов судебного дела. Разбирательство ведется по иску граждан в «Главгосэкспертизе», выдавшей положительное заключение по проекту, в котором отсутствовал раздел обеспечения сохранности Петропавловского кладбища (части парка Кулибина).

Меня шокировало то, что в этом проекте на территории парка не будет ни дороги, ни парковок. На плане там изображены газоны! Тогда в чем смысл вырубки этих вековых лип?

Одним из доводов к тому, что деревья нужно спилить, было признание их аварийного состояния. От этого информационного давления отказались?

— Нет, до сих пор никто не отменил заключение городского комитета по экологии. Мы привлекли к работе грамотного специалиста-эколога, с которым проверяем каждое дерево в парке. По своему экологическому наполнению парк Кулибина — один из лучших в городе. И эти липы находятся в прекрасном состоянии.

Согласно официальным оценкам, к 2018 году в Нижегородской области в неудовлетворительном состоянии будет находиться менее 50% объектов культурного наследия. Однако ничего не говорится о том, каким образом это будет достигнуто.

— Вариантов только два: отреставрировать либо «снять с охраны» и снести. Думаю, что наши власти пойдут по второму пути. Этот вывод напрашивается, исходя из малоэффективной работы Управления государственной охраны объектов культурного наследия, которое не справляется с возложенными на него функциями. Это показали последние месяцы. В частности, этот орган власти сделал все, чтобы дом № 126 по улице Ильинской перестал существовать. Управление «заказало» отрицательную экспертизу, составило и свое отрицательное заключение о присвоении зданию статуса памятника архитектуры. Чиновниками были собраны все необходимые документы, чтобы и областное правительство вынесло отрицательное постановление.

Не могу не спросить вас об идее организации «похорон дома». Была ли какая-то реакция от чиновников?

— Во-первых, сразу скажу, что я в этом участия не принимала. Идея и воплощение принадлежит ребятам из «Нижегородского гражданского движения». Я только позднее посмотрела процесс в записи. Не потому, что этот своеобразный флешмоб показался мне чем-то омерзительным (хотя некоторые его восприняли именно так), просто состояние на тот момент было подавленным. Мы в «СпасГраде» всегда очень переживаем, когда уничтожается очередной исторический дом.

Еще раз подчеркну, что мы стараемся не вмешиваться в политику, так как многие политические силы готовы использовать градозащитников и оппозиционно настроенных граждан как козырь в своих руках. На этой теме некоторые пытаются заработать себе «политический капитал», найти сторонников среди населения.

У «СпасГрада» нет цели убрать с арены существующих представителей власти. Главное — это улучшение сохранения исторического наследия, поиск средств на реставрацию. Чаще всего «СпасГрад», принимая решение сообща, отказывается участвовать в сугубо политических мероприятиях.

А хоть кто-то из депутатов или чиновников поддерживает вашу деятельность? Старается помочь в изменении ситуации?

— Дело в том, что у многих чиновников двойственная позиция. С одной стороны, они вынуждены придерживаться общей линии администрации. Но с позиции обычных людей многие нам сочувствуют. Тот же Игорь Согин (глава администрации Нижегородского района — прим. ред.) болеет за парк. Например, он пришел на акцию по высаживанию цветников, поддержал присутствующих.

Из комитета по экологии как могут нам помогают Алексей Белкин, Михаил Барковский, Александр Перов. Запросы в различные контролирующие органы по нашим заявлениям уже не один раз писал депутат Государственной Думы Вадим Евгеньевич Булавинов.

Вообще, с экологической, а не с исторической точки зрения, эта тема находит больше откликов и сторонников.

Хотелось бы затронуть тему лицея № 38. Когда школы сдавали к новому учебному году, проблемная сторона вопроса не была поднята ни департаментом образования, ни профильным министерством. Между тем, как же все обстоит на самом деле?

— Все очень плохо, так как ни одна комиссия не признала, что фактически идет разрушение обоих корпусов лицея, в том числе корпуса-памятника. Управление государственной охраны не провело качественной проверки, как это требуется, до сих пор не составило нужный акт обследования. Согласно же сообщениям персонала, учеников, родителей, в историческом здании появляются все новые и новые трещины. Здание неминуемо ползет в вырытый в 6,5 м от него котлован! Если начнется вторая очередь строительства, то город может потерять еще один памятник архитектуры. При этом мне хотелось бы напомнить одну важную мысль, сформулированную академиком Дмитрием Сергеевичем Лихачевым: культурное наследие — ресурс невосполнимый.

Что грозит зданию и его «обитателям» сейчас?

— Я не специалист, чтобы аргументировано сделать геотехнический прогноз. Однако, даже с точки зрения здравого смысла, понятно, что при огромной вырытой яме глубиной в 8 метров, близлежащие здания начинают проседать, у них происходит деформация фундаментов. Дополнительно возникает еще масса проблем: с водоотведением, с электричеством на стройплощадке, с башенным краном, который планируется поставить прямо над учебным заведением. В цокольном этаже корпуса-памятника вздуты полы, ползут трещины. И при этом ни один орган власти не берется остановить застройщика.

Одного не понимаю: почему бездействуют и молчат родители учеников. Ведь с точки зрения безопасности ситуация просто ужасающая: дети ходят не только через аварийный корпус, но и через стройплощадку, где нет никаких предупреждающих знаков. Я живу в непосредственной близости от лицея и наблюдаю это каждый день. Министерство образования региона ответило мне на запрос, что угрозы никакой нет. Такое же подтверждение пришло и от уполномоченного по правам ребенка Надежды Отделкиной. Единственный, кто написал о нарушении пожарной безопасности, так это областная прокуратура. И обоснованно: ведь если что-то случится, то пожарная машина даже не сможет подъехать к зданиям — настолько узкий проезд между строительным забором и корпусами.

Каким же образом решить вопрос?

— Необходимо выходить на федеральный уровень. Пока не ясно как, так как все закрывают глаза на сложившуюся ситуацию. Даже полномочный представитель президента в ПФО Михаил Бабич никак на нее не отреагировал, переправив наше обращение к тому же прокурору области Константину Кожевникову.

Сейчас встает необходимость проведения независимой от застройщика технической экспертизы обоих зданий.

В заключение хотелось бы вернуться к вашему отношению к политике. Ведь настроения все равно протестные. От этого сложно уйти?

— С одной стороны, да, так как меня совершенно не устраивает текущая ситуация. С другой — мы открыты для диалога с властью. «СпасГрад» критикует ее, но в рамках приличий. Все, что происходит в здании суда, там и остается. Иначе невозможно будет наладить конструктивный диалог, который необходим не нам лично, а памятникам архитектуры.

А вы замечаете, как меняется отношение к историческому наследию со стороны нижегородцев?

— За полтора года работы мы эту тему вывели на первые страницы СМИ. Это большая победа «СпасГрада». Раньше тема «экологии культуры», как ее определял тот же академик Лихачев, не поднималась вообще. Сейчас стало гораздо больше людей, которые поняли, что исторический город разрушается, варварски уничтожается та культурная среда, в которой мы живем. Нижний Новгород становится лишь источником доходов для бизнес-элиты. Ее будущее и будущее ее детей — не здесь. Хотелось бы, чтобы этот интерес горожан выливался в конкретные действия, посильную помощь: ходить на судебные слушания, принимать участие в акциях, например, как в парке Кулибина. Как говорится, лучше маленькая помощь, чем большое сочувствие.

Подпишитесь на дайджест новостей от главреда «В Городе N»
На ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения e-mail адреса.
Вы уже подписаны на дайджест новостей от главреда «В Городе N».
Любое использование материалов допускается только при наличии активной ссылки на vgoroden.ru
Ежедневно обновляемое справочное электронное издание сетевого распространения зарегистрировано 7 февраля 2011 года, свидетельство Эл №ФС77-43792. Информационное агентство «В городе N», свидетельство ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Главное за последний час
Мемориальные доски четырем выдающимся горожанам установят в Нижнем Новгороде
Created using Figma