«Нижний Новгород – один из крупнейших фотографических центров», - Вера Тарасова

1 мая 2013 15:39
65

Французский фотограф Анри Картье-Брессон говорил: «Фотографировать — это затаить дыхание, когда все наши способности действуют совместно перед ускользающей реальностью. Тогда поимка изображения становится большой физической и интеллектуальной радостью».

Фотография – это нечто большее, чем картинка воспоминаний, а фотограф – не просто ловец застывших мгновений. Сегодня с помощью камеры и прочего оборудования можно создавать настоящие предметы искусства. Однако какую роль в мире фотографии играет Photoshop? И какое же место занимает Нижний Новгород в российской фотографической среде? На эти и многие другие вопросы нам ответила Вера Михайловна Тарасова, директор одного из самых молодых музеев нашего города - Русского музея фотографии.


- Здравствуйте. Вера Михайловна, в 1982 году Вы окончили историко-филологический факультет ГГУ им. Лобачевского, параллельно с учебой в университете работали в Государственном архиве Нижегородской области. А с чего началась Ваша любовь к фотографии?

-Действительно, я работала в Государственном архиве. Сначала в отделе сохранности, а затем перешла в отдел использования публикаций. В то время я как внештатник писала статьи в газеты, и, надо сказать, мне это очень нравилось. Но в 1982 году в фотоотделе неожиданно освободилось место, куда, собственно, меня и перевели на должность научного сотрудника. Поначалу было грустно, что пришлось покинуть уже полюбившийся мне отдел, но, когда я познакомилась поближе с фотографиями Андрея Осиповича Карелина и Максима Петровича Дмитриева, все изменилось. Их снимки так запали мне в душу, что, в общем-то, фотография стала неотъемлемой частью моей жизни.

- С 1989 года Вы входили в оргкомитет по созданию музея фотографии в Нижнем Новгороде. Кому принадлежала идея создания подобного музея?

-В 1986 году в Дмитриевской башне Нижегородского Кремля находилась экспозиция историко-художественного музея, в которой, в том числе, были и фотографии. Собственно, директор этого музея Андрей Андреевич Карелин, сын Андрея Осиповича Карелина, принимал непосредственное участие в создании Русского музея фотографии. Но с предложением о создании в Нижнем Новгороде музея фотографии выступила группа нижегородских репортеров. Помню, в 1989 году Союз журналистов России организовал у нас в городе выставку «Глазами прадедов». Тогда нижегородцам впервые продемонстрировали старинные фотографии. Всего их было около тысячи. Уже с утра на улице стояла очередь, чтобы посмотреть на эти уникальные снимки. В общем-то, благодаря инициативе Союза журналистов было принято решение о создании музея фотографии именно в здании на улице Пискунова, 9, в котором некогда работали Карелин и Дмитриев. Сначала появился Нижегородский фотографический фонд «Дмитриев и Карелин», целью которого было как раз создание музея фотографии. А потом, в общем-то, фонд и музей слились воедино.

- Должность директора Русского музея фотографии Вы заняли в 2002 году. Насколько сложно работать директором музея? С какими трудностями пришлось столкнуться за эти годы?

- Скажу честно, что работа эта сложная. Хотя бывают как непредсказуемые ситуации, так и радостные, интересные моменты, в целом, конечно, сложно работать. Трудно было, когда я только стала директором. Музей занимал лишь часть первого этажа, а это довольно небольшая площадь. На ней располагалась постоянная историческая экспозиция. При этом выставочная экспозиция отсутствовала совсем. Бывало, что в день к нам приходил один-два посетителя или вообще никто. Было очень грустно. И вот, став директором, я поставила перед собой четкую задачу – активизировать деятельность музея. Однако, понимая, что привлечь посетителей постоянной экспозицией очень сложно, я решила привлекать их с помощью выставок. Одно время меня пытались упрекать, что я слишком увлеклась выставочной деятельностью. «Вы же все-таки музей!», - говорили мне. Но именно на выставках мы начали развиваться и зарабатывать. У нас появилась возможность расширяться. Нашу активную работу заметили, и впоследствии музею передали часть второго этажа. Кстати, в прошлом году мы получили еще два зала, которые мы сделали выставочными. Также мы планируем сделать небольшой конференц-зал. Надо сказать, что мы вообще стараемся использовать данную нам площадь по максимуму.

- После всех приложенных усилий, сколько теперь у Вас бывает посетителей в день?

- В разные дни по-разному. Если выставка представляется нижегородцам менее интересной, то приходит 20-30 посетителей. Если экспозиция цепляет горожан, то эта цифра вырастает где-то до 200. В принципе, сейчас народ ходит значительно больше, нежели это было раньше. Знаете, бывает, что есть выставка, с нашей точки зрения, красивая, интересная, по-настоящему хорошая. Мы ее привозим к себе в музей, но на нее приходит очень мало нижегородцев. А другая выставка, например, послабее, но именно она чем-то привлекает внимание публики. Хотя, придя на выставку послабее, посетители видят и более серьезную. И вот тогда она уже начинает привлекать внимание посетителей.

- На протяжении уже довольно длительного времени на базе Музея функционирует фотошкола. Вы преподаете какую-то дисциплину?

- Да, преподаю. Мы долго обкатывали программу фотошколы, долго приходили к тому, во что она превратилась сейчас. Сначала мы начинали образовательную программу с серьезной теории: композиция, колористика, свет. В итоге во время общения с учениками выяснилось, что им сложно воспринимать теорию вот так, сразу. Поэтому я взялась за разработку специальных вступительных занятий. Теперь обучение в фотошколе начинается с моего рассказа о направлениях и жанрах фотографии. Ведь кажется, что все предельно просто: портрет, пейзаж, натюрморт. Однако, когда мы даем нашим «школьникам» задания, они начинают задумываться: что относится к портрету, что – к пейзажу. Действительно, если на фотографии изображена фигурка человека на фоне природы, то это будет пейзаж. Если фигура человека является центром, то это может быть портрет. Кстати, на своих занятиях я рассказываю и о художественных особенностях фотографии, чтобы у ребят это выстроилось в некую определенную систему. И вот после таких вступительных уроков ученики приходят на серьезную теорию готовыми к ее восприятию.

- Ученики Вашей фотошколы – это люди какого возраста?

- В основном к нам приходит молодежь лет 20-30. Хотя есть ученики и более зрелого возраста. Но, скажем, в том и этом году в фотошколу записывается масса школьников 13-14 лет. Понятно, у них у каждого есть компьютер, цифровая камера, они хорошо знакомы с различными компьютерными программами. Вообще, надо отметить, что у молодых ребят нет стереотипов, у них более живой взгляд на многие вещи, они более восприимчивые.

- То есть возрастных ограничений у Вас в школе нет?

- Абсолютно верно. В первую очередь мы смотрим, сложно человеку дается обучение или нет. К нам на курсы приходят и пожилые люди. Как-то раз в школу записалась женщина в возрасте. Думаем, ну пусть ходит. Спустя какое-то время смотрим, а у нее выходят хорошие фотографии, да с каждым разом все лучше и лучше.

- А имеет значение, какой фотокамерой снимать или качество снимков зависит больше от самого фотографа?

- Вообще, для обучения в фотошколе подойдет и обычная «мыльница». Сейчас есть очень хорошие «мыльницы», полупрофессиональные. Да, и ими вполне можно делать хорошие выставочные работы. Самое главное - как ты относишься к процессу. Ведь мы всегда говорим, что фотографирует человек, а не фотокамера. Можно иметь дорогое оборудование, но плохо снимать, а можно снимать спичечным коробком или обувной коробкой и делать чудесные снимки. Главное – это желание.

- Вера Михайловна, Вы - автор проектов двух масштабных мероприятий: Международного фестиваля фотографии «Волжское биеннале» и «Российского фотографического фестиваля молодежи»…

- Сейчас мы делаем немного по-другому. Эти два фестиваля были настолько похожими, что получалась какая-то ерунда. Поэтому мы решили, что один год будет проходить летний фестиваль «Волжское биеннале», а во второй – зимний Российский фестиваль «Светопись». Причем в летнем фестивале могут принимать участие как российские, так и зарубежные фотохудожники. А в зимнем, как понятно из его названия, могут участвовать только отечественные фотографы. Надо признаться, что о фестивале «Светопись» я уже давно мечтала, и вот моя мечта сбылась.

- А откуда такое необычное красивое название фестиваля - «Светопись»?

- Дело в том, что первоначально в России фотографию называли светописью, то есть «написание светом».

- А где проходят эти два фестиваля? И много ли молодых фотографов принимают участие в них?

- По сложившейся традиции, «Волжское биеннале» проходит на теплоходе на реке Волга. А «Светопись»… В этом году мы подгадали это мероприятие под праздник Масленицы. Планировали, конечно, катание на санях, но в итоге пришлось оседлать лошадей, так как снег растаял, и на санях кататься было просто невозможно. Что же касается молодых фотографов, то да, конечно, молодежь участвует в наших фестивалях активнее. Но отмечу, что каких-то возрастных ограничений у нас нет.

- Кто из известных, маститых фотографов, может быть, приезжал на «Светопись» в этом году?

- К нам приезжали три ведущих, известных фотографа: Валерий Самарин, Михаил Колонкаров и Андрей Чежин. Два дня, в течение которых длилась «Светопись», мы проводили различные семинары для участников фестиваля.

- Скажите, пожалуйста, а среди нижегородских фотографов есть те, которых могли бы пригласить или уже приглашают на фотографические фестивали, скажем, в столицу? Вообще, есть у нас в городе фотохудожники такого же масштаба, как Валерий Самарин или Андрей Чежин?

- Это очень серьезный вопросы. По сути, такие фотографы у нас есть. Ведь Нижний Новгород – фотографический центр. Даже Карелин и Дмитриев в свое время писали, что их фотографии сделали бы честь любой столице. В советское время у нас был известный фотографический клуб «Волга». Да и сейчас Нижний обладает интересными фотографами, такими, как, например, Алик Якубович. Он, правда, сейчас увлекся стихами. Могу еще назвать Георгия Ахадова, фотографа-концептуалиста с его философским отношением к фотографии. Кстати, оба эти фотографа читают лекции в нашей фотошколе.

- Вы как-то сказали, что Нижний Новгород стал столицей масштабных фотоконкурсов. Вот и сейчас назвали наш город фотографическим центром. Надо понимать, что нам удается удерживать свои позиции в этом направлении?

- В целом да, удается. Хотя, безусловно, Москва идет впереди нас, но с этим уже ничего не поделаешь. Там есть серьезное финансирование. Столица есть столица, что тут скажешь. Однако сейчас в фотографическом направлении активизируются и Новосибирск, и Екатеринбург. Но все-таки хочется думать, что Нижний Новгород идет в этом плане где-то после Москвы и Санкт-Петербурга. Повторюсь, наш город – один из крупнейших фотографических центров, и от своих слов я не отказываюсь.

- Вспоминается такая фраза: «Особенно грустно становится тогда, когда смотришь старые фотографии и видишь там то, что исчезло сейчас». Вам бывает в такие моменты грустно?

- Да, есть такое. Возьмем, к примеру, здание Русского музея фотографии. Оно было таким интересным. Жаль, что после войны оштукатурили застекленную стену. Или вот на площади Новой, ныне площади Горького, находился совершенно замечательный детский приют Ольги Васильевны Кутайсовой. При приюте была очень красивая церковь. Надо сказать, это была единственная церковь, разрисованная изнутри по детским библейским сюжетам. Жаль, что она исчезла. Грустно и от того, что исчезла Георгиевская церковь, находившаяся рядом с Георгиевской башней Кремля. В 1932 году ее взорвали, чтобы освободить место для строительства гостиницы для иностранцев. Это, с одной стороны, бесконечно грустно, а с другой стороны, ничего не бывает белого, ничего не бывает черного. Все имеет свои оттенки. Взять хотя бы площадь Горького. Раньше там был грязный рынок с деревянными лавками, а сейчас, с точки зрения архитектуры, площадь выглядит значительно лучше, я бы сказала, красиво.

- Вера Михайловна, не могу не спросить Вас о программе Photoshop. Сегодня фотошоп – это орудие современного искусства. С его помощью можно как улучшить фотографию, так и изуродовать ее. Каково Ваше отношение к данной компьютерной программе?

- Я считаю, что во всем должно быть чувство меры. Безусловно, после того, как сделан снимок, фотография должна пройти предпечатную подготовку. Где-то необходимо добавить яркость, где-то исправить недочеты, допущенные во время съемки. Однако делать это все нужно очень корректно, аккуратно и не перебирать, потому что нередки случаи возникновения, так называемой, «жареной фотографии».

- Вы согласны с таким утверждением, что сильно отредактированную в фотошопе фотографию уже трудно назвать предметом искусства?

- В принципе, да. Но в некоторых случаях фотошоп - настоящий помощник. Бывает, нам приносят редкие, ценные с исторической точки зрения фотографии, но они засвечены. Вот, например, мужчина принес уникальные фотографии, на которых изображено строительство Канавинского моста. На снимках мы видим крестьян в лаптях, строивших в грязи деревянные подмостки. Но, к сожалению, фотографии эти по понятным причинам некачественные, местами пожелтевшие. Мы их отсканировали, подправили с помощью фотошопа и распечатали в формате 1 метр на 70 сантиметров. Получился снимок замечательного качества. В общем, фотошоп – прекрасное изобретение человечества, но каждым орудием надо уметь пользоваться.

- Фотохудожник Екатерина Рождественская – автор нескольких десятков фотопроектов с участием известных деятелей России: музыкантов, актеров, писателей, политиков и т.д. У нее состоялось более 70 экспозиций на выставочных площадках России и ближнего Зарубежья. Как по-Вашему, ее фотоработы можно считать искусством?

- Да, ее фотоработы, ее проекты можно считать частью современного искусства. Их можно принимать или не принимать. Но, в принципе, это своего рода направление современного искусства. Хотя тут, наверное, больше ремесленничество, работа в фотошопе. Я считаю, что непосредственно в съемке ее заслуг мало.

- Вера Михайловна, а Вы сами как давно держали в руках фотоаппарат?

- Ой, я довольно давно не фотографировала. Все-таки времени свободного не так много. А вообще, если я и фотографирую, то занимаюсь этим не столь серьезно, как наши фотографы. Но, думаю, что летом мне удастся что-нибудь поснимать.

- Еще лет 10-15 назад, когда хранение фотографий на электронных носителях не было таким популярным, люди печатали фотоснимки, оформляли их в альбомы. Как Вы думаете, семейный фотоальбом, он еще актуален для современного человека?

- К сожалению, фотоальбомы постепенно уходят. Сейчас мы все больше храним фотографии на цифровых носителях. С одной стороны, это удобно: не надо печатать снимки, тратить на это деньги, время. Но, с другой стороны, флеш-карты или диски всегда можно потерять. И вообще, альбом – это альбом. Наши дети вырастают, листают семейный альбом, и у них уже другое отношение к прошлому. Я понимаю, что у многих просто руки не доходят. Если честно, я и сама в последние годы храню фотографии только в цифровом варианте. Каждый раз думаю: надо распечатать, надо оформить в альбом. Это ведь действительно необходимо сделать. Семейный альбом – это очень важно.

Информационное агентство «В городе N», свидетельство ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Любое использование материалов допускается только при наличии активной ссылки на vgoroden.ru
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Главное за последний час
Мемориальные доски четырем выдающимся горожанам установят в Нижнем Новгороде
Created using Figma