«Наша задача — не удивить сверхтехнологиями, а сделать свою работу качественно», - генеральный директор «Нижфарм» Дмитрий Ефимов

«Развитие, ответственность, люди и простота» — так озвучил ценности компании Генеральный директор «Нижфарм», старший вице-президент STADA AG по России, СНГ и странам Юго-Восточной Европы Дмитрий Ефимов. Именно они во все времена помогали предприятию удерживать лидирующие позиции на рынке лекарственных препаратов — а история компании насчитывает уже почти сотню лет. Качественные и недорогие медикаменты всегда пользовались спросом у населения. Путь к успеху был непростым, компания пережила ряд преобразований. О том, как из маленького химико-фармацевтического завода «Нижфарм» вырос в одно из ведущих предприятий Нижегородской области, Дмитрий Ефимов рассказал корреспонденту ИА «В городе N».

Дмитрий Валерьевич, «Нижфарм» по праву считается одним из брендов Нижегородской области. Сегодня сложно поверить, что предприятие выросло в одну из ведущих фармацевтических компаний из небольшого производства, основанного в начале ХХ века. Каким образом удалось добиться этого?

«Предприятие действительно было образовано в 1919 году. За это время ему довелось пережить смену нескольких исторических эпох. Единственное, что не изменилось за все это время — преданные своему делу люди. У нас сложилось множество трудовых династий, насчитывающих несколько поколений. И сегодня на предприятии работают внуки и правнуки тех, кто стоял у истоков. Таких примеров множество. „Нижфарм“ всегда отличал дружный коллектив, сплоченная команда настоящих профессионалов».

Какие этапы развития и становления «Нижфарма» Вы считаете наиболее значимыми? За счет чего обеспечивалась его эффективная работа в прошлом?

«Если говорить о конкретных успехах, то в разные исторические периоды они были разными. С советских времен „Нижфарм“ был ведущим предприятием по производству мягких лекарственных форм — мазей, суппозиториев, линиментов. Решение продолжать развиваться в этом направлении, организовав масштабное производство на базе небольшой горьковской фабрики, было принято после войны. Я считаю данный этап ключевым, так как по сей день „Нижфарм“ занимает лидирующие позиции в России именно по выпуску этих лекарственных форм. К примеру, мы до сих пор производим „Левомеколь“ — в прошлом году препарат отметил свое 30-летие. С течением времени появилось и множество других препаратов, но народные бренды до сих пор среди лидеров продаж».

Наверное, самым непростым периодом для российских предприятий стали 1990-е годы. Очень многие заводы тогда закрылись. Как «Нижфарму» удалось пережить это сложное время?

«Как раз в это непростое время для „Нижфарма“ началась новая жизнь. Пришла молодая команда менеджеров и собственников, компания пережила ряд реорганизаций. Все помнят, как проходила массовая приватизация, и зачастую неплохие по своей сути предприятия попадали в руки предпринимателей, целью которых было не развитие производства, а получение быстрой выгоды за счет продажи недвижимости. „Нижфарму“ в этом плане повезло. Люди, которые пришли в 1994 году, ставили перед собой задачу развивать предприятие именно как базовый фармацевтический актив, что и было удачно реализовано. Знаковым моментом стал 1998 год. Нам удалось привлечь финансового партнера в лице Европейского банка реконструкции и развития, который вдохнул новую жизнь, задал новую парадигму в ведении бизнеса. За счет этого мы очень многое приобрели».

Как началось сотрудничество с немецкой компанией STADA и что дало предприятию включение в концерн?

«К 2004 году мы в полной боевой готовности подошли к привлечению стратегического инвестора. Именно тогда компания „Нижфарм“ была продана немецкому концерну STADA. Эту веху я считаю началом новейшей истории нашего предприятия. С приходом иностранного инвестора, для которого фармацевтика является основным бизнесом, мы получили массу возможностей для развития. За десять лет наша выручка выросла в десять раз. Мы продолжали развивать продуктовый портфель, при этом научились активно вести себя на рынке слияний и поглощений. До сих пор практически каждый год приобретаем в нашу „семью“ новые компании или продукты. Это дает дополнительный импульс для роста».

Что Вы сегодня считаете главными составляющими бренда «Нижфарм»?

«Самое главное — это доверие, которое предприятие вызывает у потребителей. Много раз в аптеках я наблюдал картину, когда фармацевт предлагал клиенту несколько препаратов разных производителей, и покупатель выбирает „Нижфарм“. Люди знают, что это качество, надежность и современность. Нам верят, и мы очень дорожим этим. Немаловажное значение для покупателей особенно сейчас имеет доступная цена, и в нашем случае это тоже присутствует».

Кто является основными покупателями и потребителями продукции АО «Нижфарм»? Насколько востребована ваша продукция в России и за рубежом?

«Мы работаем по всей стране и далеко за ее пределами. Базовое предприятие находится в Нижнем Новгороде, у нас есть еще один завод в России, он расположен в Калужской области. Наша продукция также представлена в 22 странах мира. Это не только СНГ, мы поставляем лекарства в страны Евросоюза и Азию. Экспорт — одна из наших успешно реализованных стратегий. Например, по итогам 2015 год более трети всего российского экспорта лекарств пришлось на нашу компанию.

А есть ли сегодня конкуренция в сфере производства лекарств? Сколько предприятий работает в данном сегменте в России?

«Конечно, этот рынок очень конкурентный, несмотря на то, что заниматься фармацевтикой непросто, для фармпредприятий действуют жесткие требования и стандарты. Сложно сказать, сколько сегодня на рынке действующих предприятий, но статистика Минпрома говорит о том, что выдано около 400 активных лицензий на производство лекарственных средств. И это только те компании, которые размещены в нашей стране. Кроме них есть множество иностранных предприятий, поставляющих продукцию на российский рынок».

Что же обеспечивает конкурентоспособность продукции АО «Нижфарм»?

«Есть несколько факторов. Во-первых, у нас очень сбалансированный портфель, с одной стороны, достаточно много препаратов, которые известны еще с советских времен и очень востребованы до сих пор. Люди привыкли к ним, поэтому активно их покупают. С другой стороны, мы постоянно развиваем наш портфель за счет современных медикаментов в разных терапевтических областях. Во-вторых, наша продукция качественная и при этом недорогая. И наконец, мы стараемся правильно выстраивать маркетинговую политику. Чтобы лекарство пользовалось спросом, об этом надо подумать еще до момента начала его разработки, суметь предвидеть, как будет вести себя рынок через 5–6 лет. Думаю, в этом плане нам есть чем гордиться. Среди наших препаратов есть признанные лидеры в различных сегментах, будь то лечение насморка или кардиология».

Как удается в столь непростое время, когда все дорожает, сдерживать рост цен на лекарственные препараты?

«Мы постоянно работаем с издержками, экономим, где можно экономить. Рост цен также сдерживает конкуренция, около 40% нашего портфеля попадает под государственное регулирование цен».

Не так давно Федеральная антимонопольная служба РФ предлагала поднять цены на лекарства стоимостью до 50 рублей…

«Это давно планировалось, но пока так и осталось только на словах. Ситуация простая: в рамках существующей методики регулирования в 2010 году все цены на препараты, входящие в список ЖНВЛП (Жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов), были фактически заморожены. Последние два года в связи с резким падением курса рубля издержки на производство сильно выросли, а отпускная цена осталась прежней. В результате производство многих препаратов, входивших в этот список, оказалось убыточным, и они начали просто пропадать с рынка. Получилась парадоксальная ситуация. Если изначально методика была направлена на то, чтобы сдержать рост цен, и свою работу выполнила, то в дальнейшем это вызвало обратный эффект. Дешевые препараты стали исчезать, а их дорогие аналоги остались. Прежде всего это ударило по карману покупателей в аптеке. Инициатива ФАС как раз направлена на то, чтобы поддержать препараты, находящиеся в низкой ценовой категории. Но по моему личному мнению, с этой инициативой уже опоздали. Думаю, мало кто сейчас будет возобновлять производство лекарств, которые уже исчезли с рынка».

А вам приходилось прекращать производство каких-либо лекарств?

«По экономическим соображениям мы отказались от ряда препаратов, которые производились на наших партнерских площадках в Европе. Например, пришлось перестать импортировать „Эрмиталь“ — аналог „Креона“. Он не находится в низкой ценовой категории, при этом дешевле конкурентов, но его себестоимость после изменения курса рубля оказалась выше продажной цены».

Сколько наименований препаратов выпускает «Нижфарм» сегодня и какие из них Вы бы назвали уникальными?

«В прайс-листе компании около 400 позиций, мы развиваем портфель таким образом, чтобы занять лидирующие позиции в каждом сегменте. Мы уже являемся лидерами на рынке средств от насморка. У нас есть два ведущих бренда: «Аквалор» и «Снуп» — очень качественные препараты по конкурентным ценам. Хорошие позиции у нас в сегменте урологических препаратов. Наш «Витапрост» давно уже стал самым назначаемым препаратом для лечения проблем с предстательной железой.

В каких направлениях ведутся разработки в настоящее время?

«Я не могу раскрывать всех тайн, но мы всегда ориентированы на перспективные сегменты рынка. Пока мы не работаем в сегментах онкологии и диабета, но, думаю, это вопрос времени. Из того, что можно озвучить, это новый проект — STADA-vision или STADA-видение -наш офтальмологический портфель. Хотя для нас это новый сегмент, мы считаем, что имеем все шансы добиться успеха».

Какое оборудование и технологии сегодня используются на предприятии? Есть ли уникальные аппараты?

«Уникальных аппаратов на рынке в принципе немного, мы используем лучшие образцы немецкого, швейцарского и итальянского оборудования. Если бы были российские аналоги, с удовольствием попробовали бы их, но таких предложений от отечественных производителей пока нет. „Нижфарм“ является первой отечественной компанией, которая получила как международный, так и российский сертификаты соответствия GMP — правилам, которые определяются международным сообществом в отношении производства лекарств. Они диктуют очень жесткие требования, в том числе и к оборудованию, поэтому выбор поставщиков у нас ограничен, но все они надежны. Что касается технологий производства, то, исходя из того, что наша основная продукция — это мягкие лекарственные формы, здесь давно не изобреталось ничего нового. Наша задача — не удивить кого-то сверхтехнологиями, а сделать свою работу качественно».

Какие компании являются основными поставщиками сырья для производства продукции АО «Нижфарм» и по какому принципу они отбираются?

«С поставки сырья собственно и начинается производство. Поэтому процедура отбора очень жесткая и сложная. Многих поставщиков мы отсекаем, если не уверены, что их сырье отвечает необходимым требованиям. География очень широкая: это и Европа, и США, и Латинская Америка, и Индия. В последнее время и в России появляются предприятия, которые производят фармсубстанции хорошего качества».

Как повлиял на положение компании правительственный курс на импортозамещение? Не возникло ли проблем с сырьем в связи с санкциями?

«К счастью, фармсубстанции никогда не попадали в список санкционных товаров. Если бы ограничения коснулись такого достаточно чувствительного поля, как фармацевтика, это могло бы нанести урон не только многим компаниям, работающим в данном сегменте, но и в конечном итоге потребителям. Сейчас основная сложность заключается в том, что за последнее время рубль очень сильно подешевел, и экономика нас подталкивает к поиску российских аналогов, а их, к сожалению, не так много».

Вы упомянули о коллективе, которым во все времена славилось предприятие. Сколько сегодня человек работает в компании? Создаются ли новые рабочие места?

«Сегодня только на заводе в Нижнем Новгороде работают около 1200 человек. Большого расширения мы пока не планируем, хотя в силу разных обстоятельств оно происходит постоянно. Например, в прошлом году мы запустили новые участки по производству суппозиториев, соответственно, понадобились рабочие руки. Думаю, в обозримом будущем появятся новые проекты, и, как следствие, новые рабочие места».

Каким образом удалось сохранить коллектив в кризисные времена?

«Когда предприятие вместе со всей страной попадает в кризис, есть два пути: либо удержать персонал, потеряв в прибыли, либо сохранить прибыль на прежнем уровне, но при этом пожертвовать людьми. Мы видим, что многие компании сокращают штат. Понятно, что ситуация везде разная. Но пока сами являемся прибыльным предприятием, хотя и не настолько, как это было до кризиса, планируем сохранить коллектив и не допускать сокращений».

Идет ли сегодня на предприятие молодежь? Где готовят кадры для «Нижфарма»?

«Молодежи достаточно много, и это радует. Причем, это не только персонал административных подразделений — юристы и экономисты. В этих сферах никогда не было проблем с притоком кадров, многие учебные заведения их готовят. Что же касается производственных и технологических профессий, то здесь приходится сталкиваться с определенными сложностями. В России не так много базовых вузов, которые выпускают специалистов для фармацевтического производства. Несмотря на то, что они ежегодно увеличивают количество мест, профессионалов все равно не хватает. В России сейчас достаточно активно появляются новые предприятия, и спрос на кадры высокий. Тем не менее, я вижу у нас в цехах много молодых специалистов, смена поколений постепенно происходит. Безусловно, мы всегда поддерживаем и наших ветеранов, заботимся о них после того, как они покидают нашу компанию».

Есть ли в Нижнем Новгороде вузы, выпускающие будущих фармацевтов?

«Базовых профильных вузов у нас нет. Есть фармфакультет в медицинской академии, есть химфак в ННГУ, а также в НГТУ. Но всех этих ребят все равно при приеме на работу мы доучиваем и адаптируем под конкретные нужды фармацевтики».

Какими Вы видите перспективы предприятия и на каких направлениях планируется сосредоточить работу в будущем?

«Последние два года показали, что долгосрочные планы лучше не строить, так как ситуация в экономике достаточно зыбкая. Сейчас мы можем мыслить на полтора-два года вперед. В рамках этих тактических горизонтов мы реализуем новые проекты, разрабатываем продукты, ведем переговоры о покупках».

Вы пришли на «Нижфарм» в 1996 году, начав свою карьеру с должности менеджера-аналитика. Что определило Ваш выбор?

«Я сам из династии „нижфармовцев“. Моя мама проработала на производстве 40 лет, сейчас она уже на пенсии. На самом деле я впервые познакомился с предприятием, когда мне было 14 лет — еще в школьные годы я подрабатывал здесь грузчиком в летние каникулы. Я бы не сказал, что пришел сюда сознательно. Но вариантов было не так много. Начав работать, еще будучи студентом, я планировал остаться здесь не больше, чем на пару лет, до окончания университета. Но как раз в то время в компании начались изменения, связанные с Европейским банком реконструкции и развития, и меня все это очень заинтересовало. Я решил остаться и никогда не жалел об этом».

Ваш предшественник Андрей Младенцев, руководивший «Нижфармом» с 1994 года, в одном из своих интервью говорил, что когда пришел сюда, это было классическое советское предприятие, некоторые цеха производили препараты по устаревшим рецептурам. А каким его увидели Вы?

«Придя сюда в 1996 году, я увидел примерно то же самое, что и Младенцев, который начал здесь работать всего на два года раньше меня. Это действительно было типичное советское предприятие с изношенным оборудованием, но при этом с хорошим коллективом и богатыми традициями, которые, к чести новой команды, удалось сохранить, придав компании европейский лоск и практичность».

Как складывалась Ваша трудовая биография? Какие свои достижения Вы можете назвать наиболее значимыми?

«По образованию я финансист. Когда я пришел в компанию, финансовая служба здесь фактически отсутствовала, но как только встал вопрос ее развития, я за это взялся. Сначала я работал специалистом в финансовом отделе, после этого возглавил отдел стратегического планирования. Именно он занимался подготовкой компании к возможной продаже стратегическому инвестору. Проект STADA был как раз моим детищем. Конечно, я работал над ним не один, у нас была целая команда единомышленников. Вскоре я стал финансовым директором и со временем поднялся до позиции первого лица компании. Что касается достижений, могу отметить целый ряд успешных покупок с последующей интеграцией компаний. Но каждый этот успех — это результат командной работы».

Приходилось сталкиваться с трудностями на посту руководителя компании?

«Если вспоминать историю, то мое назначение произошло внезапно, буквально в течение одного дня, и трудностей, конечно, было немало. Мне помогало то, что я хорошо знал и компанию, и людей. Самым сложным, наверное, оказалась необходимость быть на виду. Я совершенно не публичный человек и первые полгода показались мне адом: приходилось выступать на различных конференциях, быть постоянно в центре внимания».

Какие социальные и благотворительные проекты сегодня реализует предприятие?

«Проектов очень много. Что-то мы реализуем своими силами, но с удовольствием поддерживаем и региональные инициативы. Сейчас, например, мы готовимся к очередному вручению Народной медицинской премии. „Нижфарм“ является генеральным партнером проекта с момента его основания. Эта инициатива Министерства Здравоохранения Нижегородской области нам кажется очень важной и интересной, в ее основе лежит конкурс на определение лучших врачей разных специальностей. Он стартовал четыре года назад в Нижнем Новгороде, и сейчас распространился на весь Приволжский федеральный округ. Его особенность в том, что лауреатов премии определяет не жюри или закрытая комиссия, а сами пациенты. Механизмы простые и прозрачные, люди голосуют за врачей, которых считают лучшими. Почти параллельно с появлением этой премии мы самостоятельно начали реализацию федерального проекта „Профессия — врач. Посвящая себя людям“. Победители Народной медицинской премии наряду с врачами из других городов неизменно приглашаются к участию в нем. Мы делаем профессиональную фотосессию победителей, издаем книги, проводим фотовыставки по всей России. Каждый снимок — это рассказ о ежедневной работе настоящих врачей, их самоотверженном труде во имя здоровья пациентов. Также мы поддерживаем спорт и множество благотворительных программ».

17 марта в Русском музее фотографии открывается выставка «Жизнь без боли», которую также поддерживает «Нижфарм». Как родился этот проект?

«Идея выставки в том, чтобы постараться посмотреть на проблему обезболивания немного под другим углом, увидеть возможные позитивные сценарии. Проблема обеспечения онкологических и других тяжелых больных обезболивающими в России стоит достаточно остро. Обращение таких препаратов плохо регулируется, врачи боятся с ними работать, так как есть множество ограничений и высокая степень ответственности вплоть до уголовной. В конечном же итоге страдают пациенты. И мы пытаемся привлечь внимание общественности к этой проблематике всеми доступными способами, в том числе и с помощью средств фотографии».

Подпишитесь на дайджест новостей от главреда «В Городе N»
На ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения e-mail адреса.
Вы уже подписаны на дайджест новостей от главреда «В Городе N».
Любое использование материалов допускается только при наличии активной ссылки на vgoroden.ru
Ежедневно обновляемое справочное электронное издание сетевого распространения зарегистрировано 7 февраля 2011 года, свидетельство Эл №ФС77-43792. Информационное агентство «В городе N», свидетельство ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Главное за последний час
Мемориальные доски четырем выдающимся горожанам установят в Нижнем Новгороде
Created using Figma