Не ломайте жизнь людям!

24 января 2012 10:38
2271

С какими проблемами обращаются нижегородцы к уполномоченным по правам человека?

Обращения к уполномоченному по правам человека можно назвать своеобразным индикатором социальных проблем. Ведь по Конституции, права человека – это основа гражданского общества, и нарушение их – показатель болезней этого общества. Что "болит" у нижегородцев, об этом рассказали уполномоченный по правам человека в нашем регионе Василий Ольнев и его заместитель, уполномоченный по правам ребенка Светлана Барабанова.

Жилье мое

По словам уполномоченных, они привыкли, что количество обращений по поводу несоблюдения прав человека постоянно растет. Прошлый год был исключением – количество жалоб заметно уменьшилось. По мнению Ольнева, это связано с активной работой местной власти, которая постоянно заботится о благосостоянии своих граждан. В других областях ПФО обращений к омбудсменам гораздо больше, и их число с каждым годом увеличивается.

– В течение прошлого года сменилось руководство многих правоохранительных структур, – заметил Василий Ольнев. – Возросло качество работы этих структур. Это проявляется хотя бы в их взаимодействии с нами. Сейчас нас считают за равных партнеров, чего ранее не было.

Условно мы разделили проблемы, изложенные в обращениях, на несколько групп. Одна из актуальных – обеспечение жильем ветеранов Великой Отечественной войны. Уже столько лет прошло с Великой Отечественной, а ветераны и инвалиды той войны до сих пор жалуются на нарушение их прав. А если не жалуются, то молча терпят – как на фронте. Это подтверждают не только замечание уполномоченного, но и неоднократные публикации в "МК в Нижнем".

Совершенно дикий случай произошел в Чкаловском районе. Уважаемая в районе женщина, участница войны, инвалид-колясочник 1 группы обратилась в районную администрацию, чтобы ее поставили в очередь на улучшение жилищных условий. Местные чиновники заявили, что оснований для этого нет. Того же мнения придерживалось и местечковое судопроизводство. Удивительно, что похоже мыслили и в Верховном Суде РФ. Тогда женщине-инвалиду пришлось сделать новый "заход" по присутствующим местам и настоять, чтобы ее просьбу рассмотрели как заявление от инвалида. А это уже другой подход, в том числе и в оценке жилого помещения. Сейчас женщина хотя бы поставлена на очередь. Но квартиру она пока еще не получила… Вывод напрашивается сам собой: не надо останавливаться, нужно вновь и вновь "штурмовать" чиновников. Другое дело, хватит ли на это сил у пожилого человека?

Похожие проблемы с жильем испытывают и другие социально незащищенные категории людей. Например, выпускники детских домов. И об этом были неоднократные публикации "МК в Нижнем".

На первом месте – нарушение жилищных прав детей. Яркий пример: громкое дело семьи Путришевичей, в которой семеро детей плюс родственники – всего 18 человек, проживающих в одной квартире. При расселении ветхого фонда им всем была предоставлена трехкомнатная квартира. Вроде нарушения законодательства не произошло, так как при расселении ветхого и аварийного фонда должна выделяться площадь не меньше. Но при этом нарушаются права детей – в стесненных условиях они не могут полноценно развиваться. Представьте, на 18 человек один туалет и трехкомфорочная плита! А детские кровати стоят не в два яруса, а в три!

Много жалоб касаются выселения детей с принадлежащей им жилплощади без предоставления другой. Эти жалобы в том числе рассматриваются и в судах. В Первомайске маму с шестилетней дочкой суд признал утратившей право на проживание. Ситуация действительно трагическая: папа девочки погиб на производстве. Он спас коллегу, но погиб сам. После этого мерзкие родственники погибшего ополчились на вдову и обратились в суд с иском о выселения. Та подала встречный иск, но суд учел только доводы родни. Более чем странную позицию заняла и местная власть: вместо того чтобы защищать права ребенка, сделали все, чтобы судебное решение было не в пользу вдовы. В итоге мама с дочкой переехали жить в деревню к бабушке. Из-за этого мать потеряла работу, а девочка прекратила ходить в садик. В этом году ребенку исполняется семь лет, и ей надо поступать в школу. Но в какое образовательное учреждение ее возьмут, если нет прописки?

Часто нарушается трудовое законодательство. Это незаконные увольнения, лишение зарплат и премий, что особенно проявилось в 2008-2010 годах. Остро стоит миграционный вопрос. Несмотря на призывы Президента РФ максимально упростить законодательство по этому вопросу, местные подзаконные акты и инструкции слишком бюрократизированы.

В свою очередь, проблемы инвалидов остаются прежними. Люди нуждаются в средствах технической реабилитации – таковыми являются и банальная коляска, и автомобиль с ручным управлением. Но и то, и другое до инвалидов не всегда доходят.

Закон, что дышло

– Наша самая большая боль, – заметил Василий Ольнев, – жалобы граждан на правоохранительные органы. Особенно на решения по некоторым уголовным делам. Зачастую суды сажают "ни за что", не разобравшись в деле. Алгоритм простой. Милиционер, задерживая человека, не хочет вникать в дело, так как думает, что это задача следователя. Следователь думает так: я обвинительное заключение напишу, если что, прокурор его поправит или отменит. Прокурор думает, что если все-таки человек не виновен, это выяснит суд. А суд рассуждает так: зря что ли следователь и прокурор трудились? Значит, преступник. Вот люди и сидят. Сейчас в РФ около 100 тысяч таких невинно осужденных томятся на зонах и в тюрьмах. Хочется обратиться к сотрудникам правоохранительных органов – не ломайте жизнь людям!

Об одном из таких приговоров суда с комментарием уполномоченного по правам человека читайте на с.12.

Киднепинг по-нижегородски

Отдельная тема – это проблемы детства. И в этой сфере далеко не все благополучно.

– Стоит понимать, – заметила Светлана Барабанова, – что не всегда все зависит от чиновников. У нас не совершенны законы и механизмы их исполнения. Простой пример: закон об опеке и попечительстве. Сам по себе он замечателен, но в нем не прописаны механизмы его реализации.

Распространены семейные дрязги по "дележке" детей. Как правило, экс-супруги выясняют, с кем жить ребенку после развода. Зачастую дело доходит до киднепинга: не удовлетворенный решением суда один из супругов решается на похищение ребенка.

Наглядный пример таких разборок – семья Ильиных. По решению суда младшая дочь была отобрана у отца и передана на воспитание маме. Перед Новым годом супруг в очередной раз украл ребенка и увез его. Судебные приставы в данной ситуации ничего сделать не могут – бюрократическую карусель нужно запускать заново. Были случаи, когда детей специально увозили как можно дальше. Например, во Владивосток или в Египет. Отцов-похитителей объявляли в розыск, но полицейские (видимо, из мужской солидарности) занимаются поисками без особого рвения – дескать, отец похитил, а не посторонний дядя.

– Дети страдают в первую очередь оттого, что оказываются в эпицентре разборок родителей, – продолжает Барабанова. – Но ребенок – это не вещь, которую можно просто отобрать или передать. К сожалению, родители не понимают, что все должно быть направлено на благополучие их ребенка.

По мнению детского омбудсмена, чтобы исправить родительский менталитет, необходима долгая профилактическая работа. Вплоть до возвращения в школьную программу курса "Этика и психология семейной жизни".

С другой стороны, родители часто отказываются от своих детей. В прошлом году таких случаев было около 250. Во время своего визита в Нижний главный российский детозащитник Павел Астахов порекомендовал правительству области вести профилактическую работу с приемными родителями.

– Мы изучили опыт регионов, которые уже начали профилактику отказов родителей от детей. Этим занимаются в Кемерове, Краснодаре, Рязани. Однако делают это благотворительные фонды, некоммерческие организации. Органы опеки в регионе не могут взять на себя эту задачу, – замечает Светлана Барабанова.

Найти управу на хулигана и учителя


Тенденция последнего времени – обращения из-за конфликтов из школ. Жалобы поступают как на учителей, так и на детей. Например, на хулиганов, которые терроризируют всю школу, или на учителя, который недооценил чье-то чадо.

– С одной стороны, налицо нежелание органов образования и руководства школ вмешиваться в такие ситуации. Дескать, разбирайтесь сами, – размышляет Светлана Барабанова.

– С другой, родителям никто не разъясняет, что именно они являются законными представителями ребенка и на них лежит ответственность за создание благоприятной обстановки для детей. И именно по их требованию должен проводиться "разбор полетов". Уполномоченный по правам ребенка не может уволить "неугодного" родителям учителя или перевести ребенка в другую школу.

Отдельная проблема – устройство детей в детские сады. Дело даже не в недостатке мест, а в том, что потенциальные льготники сами не знают своих прав. И им их права не разъясняются. Так, в Богородском районе директор детского сада объяснила матери-одиночке, когда та пришла устраивать ребенка в садик, что мест нет. Но "забыла" сказать, что у той есть льготы и в течение месяца ее ребенка должны устроить в садик. В результате только после "пинка" сверху, ребенок, который воспитывается без отца, был принят в детский сад.

Константин ГУСЕВ.
Фото Олега ЗАЙЦЕВА.

Любое использование материалов допускается только при наличии активной ссылки на vgoroden.ru
Ежедневно обновляемое справочное электронное издание сетевого распространения зарегистрировано 7 февраля 2011 года, свидетельство Эл №ФС77-43792. Информационное агентство «В городе N», свидетельство ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Главное за последний час
Мемориальные доски четырем выдающимся горожанам установят в Нижнем Новгороде
Created using Figma