Нижегородское дно, или От тюрьмы и от сумы…

1 августа 2011 12:00
3376

У каждого из нас предки были БОМЖами! Правда, для большинства это предки очень дальние – пра-пра-пра… и т.д., вплоть до человеков прямоходящих, которые сотни тысяч лет назад придумали строить охотничьи поселки.

Правда, и эти древние нижегородцы вряд ли избежали бы обидного прозвища «бомж», поскольку не было у них ни паспорта, ни прописки, ни регистрации. А только при наличии всего этого мы сегодня получаем гордое право именоваться гражданами Российской Федерации и пользоваться всеми полагающимися в связи с этим благами – трудиться, получать образование и медицинскую помощь, пользоваться социальными услугами, а также избирать и быть избранными.

Впрочем, последнее (избирать) нижегородские люди БОМЖ реализуют, несмотря на все препятствия. Как сообщалось на polit-nn.ru, в последних президентских выборах принял участие 91 обитатель нижегородского приюта для лиц без определенного места жительства. Поразительная гражданская ответственность! Особенно если учесть, что многие счастливые обладатели жилья и документов своим правом на выбор сознательно пренебрегают.

А еще люди БОМЖ играют в футбол. Причем не просто гоняют пустую консервную банку по подземному переходу – ежегодно при финансовой поддержке УЕФА проводятся чемпионаты мира по футболу среди бомжей. Между прочим, в 2006 году обладателем чемпионского титула стала команда из России.

Опасная реальность нижегородского «андеграунда»

Вот и получается, что рядом с нами существует целый параллельный мир – со своими гражданами, своей социальной и профессиональной иерархией, собственными, только им посвященными, интернет-сайтами, с телевидением и «живым журналом», ласково именуемым «бомжежешечка». Правда, все «бомжовые» инновации, вроде сайтов (которых, к слову, я обнаружила целых три штуки), телевидения и ЖЖ, - дело рук не самих людей БОМЖ, а тех, кто ими активно интересуется. У фотографов есть даже специальное наименование «бомжхантеры» - для тех, кто увлекается фотографированием людей без определенного места жительства.

Однако в большинстве своем мы предпочли бы с этим «бомжовым» миром никак не соприкасаться. Как показывают опросы общественного мнения, «домашние» россияне – и в их числе нижегородцы – к своим бездомным согражданам относятся в основном безразлично-негативно. Есть и такие, кто считает людей БОМЖ откровенно опасными – и, думается, не без оснований.

В текущем году ГУ МВД России по Нижегородской области зарегистрировано 277 преступлений, совершенных лицами без определенного места жительства (за 12 месяцев 2010 года – 377). В отношении самих БОМЖей совершено 21 противоправное действие (в 2010 году – 72).

Почему горят садовые домики и ветхое пустующее жилье? – Из-за БОМЖей. Обоснуется незаконный жилец в доме, костерок разожжет, спиртовой настоечки выпьет – чтобы, так сказать, изнутри согреться. Ну и уснет, конечно! Далеко ли до пожара! Почему дымят подвалы многоэтажек? – По той же самой причине! Кто электропровода обрезает? – Опять-таки они, БОМЖи.

Правда, в абсолютном большинстве случаев злоумышленники без определенного места жительства наказывают себя сами. На пепелищах пожаров, виновниками которых являются люди БОМЖ, часто обнаруживают обугленные тела поджигателей.

А вот о каком происшествии сообщал в июле 2009 года отдел пропаганды безопасности дорожного движения УГИБДД ГУВД по Нижегородской области.

На Высоковском проезде в Советском районе 31-летний БОМЖ, управлявший самодельным транспортным средством без госномеров, совершил опрокидывание. С черепно-мозговой травмой, сотрясением мозга и травмой живота новоявленный Кулибин был госпитализирован. Других пострадавших в результате этого ДТП, к счастью, не оказалось.

Вдобавок, в областном управлении МВД считают, что лица без постоянного места жительства, ведущие скитальческий и антисоциальный образ жизни, представляют угрозу общественной нравственности. Их навязчивые приставания к добропорядочным нижегородцам, по мнению полицейских, должны оскорблять (и оскорбляют!) человеческое достоинство.

Короткая жизнь с угрозой для общества

И последний штрих к портрету – в среде людей БОМЖ распространены многие виды тяжелых инфекционных и других заболеваний. Жизнь людей БОМЖ хорошо иллюстрирует формула: «Жить будешь плохо, зато недолго». Шестидесятилетний БОМЖ – большая редкость, а вот тех, кто в свои 30 или 42 выглядит на 60, хоть отбавляй. В этом параллельном мире наш год за два идет, а то и за три.

По данным Министерства социальной политики Нижегородской области, в 2011 году в отделении социальной диагностики и первичного приема Областного центра социально-трудовой реабилитации граждан (ЦСТРГ) зарегистрировано 1107 лиц БОМЖ. А сколько их еще – незарегистрированных! Как подумаешь об этом – хочется натереться антибактериальным мылом, чтобы вокруг тебя образовалась наконец светящаяся, непроницаемая для заразы, оболочка. Или запереться в барокамере, как Майкл Джексон, на веки вечные.

Допустить присутствие на городских улицах потенциально больных людей, по мнению главы администрации Канавинского района Николая Сатаева, значит ежедневно подвергать нижегородцев опасности: «Конечно, бездомных жалко, но нужно жалеть и себя, заботиться о здоровой части общества».

В том же смысле высказался Олег Кондрашов на очередном совещании в городской администрации: «Засилье лиц этой категории, особенно в подземном переходе на площади Революции, не только портит облик города, но и несет прямую угрозу нижегородцам с точки зрения санитарной безопасности».

Вот такими они и остаются в сознании обывателей – «бомжами», грязными бродягами-алкоголиками, питающимися и одевающимися на помойках, спящими летом на земле, а зимой на теплотрассе и вполне довольными такой своей жизнью.

Заблуждение относительно внешнего вида людей БОМЖ «ан масс» могу опровергнуть, основываясь на собственном опыте.

Давным-давно на центральной улице нашего города я проводила небольшой опрос с целью проверить, насколько нижегородцы склонны к альтруизму. Стараясь «днем с огнем» разглядеть человеколюбие в суровых лицах спешащих по своим делам сограждан, я обнаружила вполне интеллигентного вида господинчика, преспокойно сидевшего на лавочке в разгар рабочего дня.

«Знаете ли Вы, что такое альтруизм? Как Вы помогаете людям? – привязалась я к незнакомцу с вопросами. – Верите ли Вы, что, если окажетесь в сложной ситуации, найдутся незнакомые люди, готовые Вам помочь?»

«Конечно, верю! - реагировал мой собеседник. – Они мне уже помогают. Я БОМЖ». Я по молодости лет на минуту утратила дар речи. Не привыкли мы как-то к такой откровенности. Вот когда говорят, что от поезда отстали или про деньги украденные – это понятно, после такого проходишь мимо с гордо поднятой головой, наказывая за ложь равнодушием.

Назад – к обезьяне

Впрочем, многие не проходят. Сострадание еще иногда стучится в сердца нижегородцев, и в такие минуты мы готовы протянуть ближнему «руку помощи» – монету или какую-нибудь еду. Знатоки вопроса, тем не менее, утверждают, что милостыню люди БОМЖ просят редко. На этом поприще дилетантам места нет – хватает профессионалов. Нижегородцы, как и абсолютное большинство наших соотечественников, резонно предпочитают помогать детям, старикам и инвалидам. А к грязным, дурно пахнущим и при этом вполне дееспособным относятся с установкой «сам виноват» – мол, все сделал, чтобы оказаться на улице (квартиру пропил, регистрацию вовремя не оформлял), а теперь не предпринимает никаких усилий, чтобы выкарабкаться со дна.

Рассуждая так, далеки ли мы от истины?

Вместо ответа, воспользуюсь данными статистики. По информации Министерства социальной политики Нижегородской области, из 1107 людей БОМЖ, зарегистрированных Областным центром социально-трудовой реабилитации, менее половины (540 человек) изъявили желание получить койко-место для ночлега. Остальные имеют жилье или полностью удовлетворены своей бродяжнической жизнью.

У 379 из числа зарегистрированных БОМЖей уже сейчас есть документы, остальные получат их в ближайшее время. Следовательно, все эти добровольные скитальцы смогут обратиться за медицинской помощью, устроиться на работу. Смогут! Но захотят ли?

Труд, хоть и превратил обезьяну в человека, как убеждал нас Дарвин, однако безусловным рефлексом так и не стал. В советское время мощным стимулом к труду была пресловутая статья 209 Уголовного Кодекса РСФСР «Занятие бродяжничеством или попрошайничеством либо ведение иного паразитического образа жизни». Были и другие – моральные стимулы: почетные грамоты, звания и фотографическая карточка на Доске почета. Ныне бродяжничество и попрошайничество правонарушениями не являются, и к труду нас побуждают интересы сплошь материальные. Но для многочисленных свободных художников и высокодуховных личностей (источающих характерный душок) таковые стимулы по-прежнему ложны и второстепенны.

«Только труд может перевоспитать человека, - уверен Николай Сатаев. - Наша задача – создать условия, чтобы лица БОМЖ приносили пользу обществу. Трутни абсолютно никому не нужны, и нет никакого смыла кормить их на деньги налогоплательщиков».

Действительно, с какой стати мы, честные трудящиеся, на свои деньги, добросовестно в государственную казну в виде налогов уплачиваемые, должны кормить сброд. А между тем немногие из людей БОМЖ в состоянии удержаться от соблазна пожить за счет щедрот общества.

«Бездомные рады получить еду и место для ночлега, но потом возвращаются на рынки и в переходы», - говорит глава администрации Канавинского района. Именно для таких, своего блага не разумеющих, по мнению Николая Сатаева, законодательством должно быть предусмотрено принудительное их удержание в специализированных учреждениях.

Олег Кондрашов на совещании в администрации Нижнего Новгорода озвучил планы регионального правительства, касающиеся организации за пределами городской черты специального учреждения и домов милосердия. Пойдут ли люди БОМЖ в такие учреждения, если до сих пор не обращались за медицинской помощью, не пытались решить проблему жилья и прописки? Как очень точно подметил Николай Сатаев, «мы должны помогать тем, кто лезет на дерево, а не тем, кто под этим деревом спит». На этот счет есть и еще одно «крылатое» высказывание: кто хочет выкарабкаться взбивает молоко в масло, как та лягушка.

Пока же единственное, что могут сделать сотрудники органов правопорядка, это направлять людей БОМЖ все в тот же, единственный в городе, центр социально-трудовой реабилитации граждан и проводить с ними душеспасительные беседы «о недопустимости ведения антисоциального образа жизни».

От сумы не зарекайся

Считается, что в БОМЖи подались многие из тех, кто не сумел адаптироваться к изменениям 1990-х годов. Успешные инженеры, актеры, художники, научные сотрудники всех возрастов в один миг оказались за бортом жизни. Как тут не вспомнить поговорку: «От тюрьмы и от сумы не зарекайся».

Свою жатву собрал и недавний кризис, от которого мировую экономику до сих пор ощутимо потряхивает. Если уволенные клерки в США выходят на крыши небоскребов и бросаются с мостов, россияне, закаленные в нескончаемой борьбе за выживание, потеряв все, начинают новую жизнь на вокзале или на теплотрассе. Так что если сейчас ты обласкан судьбой, не спеши попирать ногой ближнего своего.

Однако, сегодняшние счастливчики, забыв уроки отечественной истории, не спешат раскошеливаться в пользу своих менее везучих сограждан. Организации, помогающие людям БОМЖ в России, существуют главным образом на средства иностранных фондов. Немногих отечественных благотворителей в последние годы стало и того меньше – опять же, спасибо кризису.

Несмотря на это, Николай Сатаев уверен: «В Нижнем Новгороде и области достаточно богатых людей, которые могли бы оказать помощь в строительстве социально-реабилитационных учреждений для лиц БОМЖ». Но современные богачи имеют мало общего с купцами-меценатами, на деньги которых строились нижегородские ночлежки, чьи огромные средства шли на благотворительность. «К сожалению, сегодня богатые люди не видят и не слышат тех, кто нуждается в их помощи, ведь они редко ходят по улицам и не спускаются в подземные переходы», - посетовал глава Канавинского района.

Есть еще одна проблема – чисто терминологическая: сегодня многие ученые и общественные деятели отрицают само понятие «бомж» как порочащее честь и достоинство человека. Если кому-то интересно мое скромное мнение, так я считаю, что ничто не может опорочить честь и достоинство человека так, как его собственное поведение. А вот точка зрения Николая Сатаева: «Нет принципиальной разницы в том, как мы этих людей называем, важно другое: как решить проблему пребывания лиц БОМЖ в Нижнем Новгороде и вернуть обществу достойных граждан».

«Считаю, что нам необходимо вынести данный вопрос на обсуждение общественности, - предложил глава городской администрации Олег Кондрашов. – С одной стороны, задача - не допустить нахождения лиц СОЖ в общественных местах, а с другой - создать все условия для того, чтобы максимальное количество из них смогло бы вернуться к нормальной жизни».

Как достичь такого завидного баланса интересов – давайте обсуждать!

И вернемся к этому – чуть позже…

Любое использование материалов допускается только при наличии активной ссылки на vgoroden.ru
Ежедневно обновляемое справочное электронное издание сетевого распространения зарегистрировано 7 февраля 2011 года, свидетельство Эл №ФС77-43792. Информационное агентство «В городе N», свидетельство ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Главное за последний час
Мемориальные доски четырем выдающимся горожанам установят в Нижнем Новгороде
Created using Figma