"Свонленд" мог затонуть из-за изношенности судна – предположил бывший капитан сухогруза Александр Цыбин

5 декабря 2011 18:04
1965

Весть о том, что внук королевы Великобритании принц Уильям спас жизнь нижегородцам – членам экипажа затонувшего судна "Свонленд", облетела весь свет. Сегодня, 5 декабря, в ходе пресс-конференции второй помощник капитана Роман Савин рассказал нижегородским журналистам, как это происходило на самом деле: «За нами прилетел спасательный вертолет, когда меня подняли, то я увидел спасателей в полном обмундировании, в том числе ко мне спиной сидел человек, лишь после того, как закончилась спасательная операция, я узнал, что это был принц Уильям. И я благодарен всему экипажу вертолета, всей команде, которая участвовала в спасательной операции и спасла нам жизнь. Там все были равны, возможно, я бы и узнал принца, если бы на его голове вместо шлема была корона».

Похоже, что все журналисты задают этот вопрос, но стоит подумать каково тем, кто сумел выжить и вернуться домой – ребятам сложно и их нужно понять. Матрос Виталий Карпенко потерял счет времени: «Я не знаю, сколько мы пробыли в воде после крушения. Долго или быстро – не могу сказать – часов не было. Предположительно, около часа мы ждали помощи, а потом прилетел вертолет и спас нас».

Сегодня, девятый день, как судно покоится на дне моря… Отметим, что трагедия произошла ночь на 27 ноября, когда британский сухогруз "Свонленд", на борту которого было восемь человек, потерпел крушение в Ирландском море. Лишь двоим нижегородцам - Роману Савину и Виталию Карпенко удалось спастись.

В настоящее время без вести пропавшими считаются пятеро моряков, в том числе и капитан "Свонленда" Юрий Шмелев - уроженец Арзамаса. Тело одного погибшего спасатели извлекли в первые часы после трагедии, погибшим оказался старший помощник капитана Леонид Сафонов из Нижнего Новгорода.

«Это произошло около 2 часов ночи по местному времени (т.е. около 6 утра по мск). Мы как обычно перевозили насыпной груз – известняк, как вдруг на очередной волне произошла деформация корпуса. Сразу же была сыграна тревога, экипаж начал одевать гидрокостюмы. Причем все происходило очень быстро. Позже я анализировал произошедшее: все произошло буквально за 7-10 минут, как мы уже оказались в воде. Меня спасло только то, что рядом раскрылся плот, на который мы и взобрались. После чего за нами прилетел вертолет со спасателями», - рассказал Роман Савин, добавив, что это был регулярный рейс, и ничто плохого не предвещало.

«Непосредственно перед крушением на крыле у спасательной капсулы находились два матроса, я, старший помощник капитана, и, возможно, второй механик… После этого произошел сильный удар, который всех свалил с ног. После этого мы все оказались в воде, - продолжил второй помощник капитана. - Я каждый день думаю о том, что бы я мог сделать, чтобы предотвратить эту страшную трагедию, и не нахожу для себя ответ».

«Шторм был 8 баллов– как говорится – это рядовой шторм, судно могло выдержать и более сильный. Более того, "Свонленд" в свое время ходил и в 11-ти бальный шторм, - отметил, в свою очередь, Александр Цыбин - бывший капитан судна, который руководил экипажем корабля до его крушения. - У этого судна ограничений по плаванию нет. "Свонленд" мог ходить в любую точку земного шара и при любых погодных условиях».

Александр Цыбин считает, что произошла трагедия из-за того, что судно «устало» - "Свонленду" было 35 лет, он также предположил, что корпус мог треснуть из-за неправильных погрузочно-разгрузочных работ. По словам капитана, ранее работавшего на судне "Свонленда", в 2009 году судно прошло последний плановый ремонт. Но на 100% судно нельзя заменить во время ремонта: изношенные места заменили, а те, что были более крепкими – оставили.

Он также рассказал, что покинул пост капитана корабля до трагедии из-за разногласий с владельцем Swanland Shipping, небольшой компании, которой принадлежало затонувшее судно. «Я ушел из-за того, что устал у хозяина выбивать копейки для экипажа, который работает в тяжелых условиях. И перешел туда, где платят больше, да и работа спокойнее», - пояснил Александр Цыбин.

В свою очередь, матрос Виталий Карпенко добавил, что если бы кто-то из членов экипажа знал о каких-либо повреждениях корпуса судна, которые могли привести к таким трагичным последствиям, то никто бы просто в море не пошел. «Ничто не предвещало: не было ни изломов, ни трещин», - припомнил тот злополучный рейс матрос.

В этой ситуации ребята надеялись только на вертолет, не смотря на то, что в 1-1,5 км было судно, которое контролировало местонахождение терпящих бедствие, но при таких волнах судно не способно было участвовать в спасательной операции.

По словам второго помощника капитана Романа Савина, прийти в себя после трагедии очень помогают друзья и родные, которые зовут то на коньках покататься, то прогуляться, чтобы отвлечься. «Физическое состояние хорошее, а вот моральное – не очень», - добавил при этом Роман Савин. «Обнялись с детьми и женами. В этот раз, конечно, поплакать пришлось…», - продолжил Виталий Карпенко.

Сменят ли профессию или продолжат работать – на этот вопрос ребята пока не могут дать ответ. Кроме того, во время катастрофы все документы были утеряны, начиная от паспорта и заканчивая сертификатами и дипломами об образовании. «На восстановление уйдет около 2-3 месяцев», - предположили Роман и Виталий, добавив, что с 70-80 метровой глубины судно вряд ли кто-то будет вытаскивать, разве что на месте крушения будет работать робот-водалаз. В настоящее время расследование продолжается, а окончательные выводы будут сделаны после того, как будут известны причины аварии.

Любое использование материалов допускается только при наличии активной ссылки на vgoroden.ru
Ежедневно обновляемое справочное электронное издание сетевого распространения зарегистрировано 7 февраля 2011 года, свидетельство Эл №ФС77-43792. Информационное агентство «В городе N», свидетельство ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Главное за последний час
Мемориальные доски четырем выдающимся горожанам установят в Нижнем Новгороде
Created using Figma