Пристрастие к животным по-выксунски: кому есть дело до постояльцев «Второй жизни»?

7 августа 15:40
1680
16+

Выксунский приют «Вторая жизнь» снова у всех на слуху после скандального репортажа одной из телекомпаний. Нижегородцы усомнились, что под присмотром его хозяйки Анжелики Кожемякиной собакам и кошкам жить лучше, чем на улице. В объективы телекамер попали умирающие животные и зооволонтеры, шокированные обстановкой в приюте.

Корреспондент информагентства «В городе N» назначила встречу самой Анжелике. В ее же приюте. Отказываться выксунка не стала, и даже предложила «экскурсию» — от показанного в репортаже кошачьего домика до вольеров со щенками, расположенных в дальнем углу большого двора.

История приюта

«Вторая жизнь» находится в лесном массиве и соседствует с промзонами. Там постоянно горит мусор, так что приют обволакивает едкий дым, от которого слезятся глаза. Земля под приютом — муниципальная. Администрация сдает ее фонду в аренду как «территорию для выгула и дрессировки собак». Это единственная формулировка, которую удалось подобрать для оформления договора. Площадь участка — 50 соток. Чтобы открыть полноценный приют, необходимо наличие построек и коммуникаций — водопровода, электричества. Здесь же — деревянный забор и несколько будок в разных концах участка. Вагончик, в котором поселили кошек и котят, пожертвовал Выксунский металлургический завод. За собачьими будками стоит пустой металлический павильончик — сейчас внутри красят стены.

Администрация тоже пошла навстречу. Ранее сумма аренды составляла 7500 рублей, теперь — 4000 рублей. Но есть накопившаяся задолженность, которая превышает 80 000 рублей. В октябре истекает трехлетний договор аренды. Его нужно будет перезаключить, но для этого необходимо погасить долг.

Вместе с Анжеликой в день нашего визита в приюте работали три подростка-волонтера. Руководитель уверяет, что их родители знают, чем занимаются дети в свободное время, и даже поддерживают их.

Кошки

В вагончике — около 40 усатых жителей, включая детенышей. Невооруженным глазом видно, что некоторые животные больны. Но они не истощены до выпирающих из-под кожи костей. У дальней стены в ряд стоит не менее десяти лотков. У входа — миски, поилки, сделанные из разрезанных пятилитровых бутылок. На обед — рыба, колбаса, молоко. Когда девочка-волонтер наполняет очередную миску, кошки не бегут к еде сломя голову — следовательно, не голодают.

Кошачье общество очень напоминает человеческое. Малыши находятся под присмотром молодых кошек, питомцы среднего возраста соседствуют друг с другом и мирно делят территорию, а больные старички одиноко забираются на верхние полки, откуда с грустью взирают на соплеменников.

Анжелика объясняет, откуда во время визита съемочной группы на полу оказались трупы кошек:

Животные умирают, это может случиться не только в приюте, но и дома. Погибших кошек мы лечили, кололи, капали, но они все равно умерли. Это кальцивироз, инфекционное заболевание кошек. Он может поразить и домашнего кота, и бездомного. Мы прививаем их, но стерилизовали еще не всех. Эта процедура для одного животного в среднем стоит тысячу рублей.

В среду и по выходным Анжелика и волонтеры приносят животных ко входу на городской рынок. Это делается, чтобы по возможности пристроить питомцев или собрать средства на содержание приюта.

Женщина считает несправедливыми упреки недовольных в том, что к рынку она приносит симпатичных и ухоженных котят, а всех остальных оставляет в вагончике:

У меня даже за здоровыми кошками не выстраивается очередь из желающих забрать их! Кто будет разбирать больных?

Временно с кошками живут два щенка — раньше их выхаживали в домашних условиях, а теперь привезли сюда.

Собаки

Они тоже разные. Есть спокойные и умные псы, а есть и провокаторы, которые постоянно донимают своих соседей. К людям они не проявляют агрессии, но цепляются зубами за штаны, в надежде обратить на себя внимание. Едва человек входит в вольер, вокруг него собирается не менее десятка животных. Каждому хочется, чтобы его погладили.

Женщина подхватывает с земли щенка — он нашел лаз и покинул свою клетку. Взрослые собаки могут просто сбить его, не заметив, а с ровесниками он будет в безопасности.

Значительная часть обитателей приюта не сидят на цепи, но для некоторых это необходимость. Например, для большого хмурого алабая.

На вакцинацию собак от бешенства и стерилизацию Анжелика денег не тратит. Дело в том, что у администрации городского округа город Выкса заключен контракт с нижегородской компанией «Зоозащита НН». Животных отлавливают в рамках программы ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск). В Выксе процесс курирует именно директор «Второй жизни», собак чаще всего выпускают к ней в приют. Женщина надеется, что у компании хватит терпения на такое сотрудничество в дальнейшем.

Собак заметно больше, чем кошек — почти 90, включая щенков. С каждым месяцем их становится все больше. Истории многих поистине ужасают. Анжелика Кожемякина подходит к одному из вольеров и показывает на собаку, сидящую внутри.

Ее нашли в лесу, завернутую в мешок из-под сахара, далеко от дороги. Хорошо, что она гавкала и пищала, ее услышали грибники. Мешок открыли, а собака вся в опарышах, в гное…. Маленький щенок умер бы быстро, но эта уже подросла. Сколько бы она там умирала? Привезли, отмыли, доставили к нам. Собака набросилась на воду и пила почти полчаса, не могла напиться, — рассказывает женщина.

Некоторые псы — уже старожилы. Например, прыгающий на трех лапах серый кобель — жертва ДТП, после которого конечность пришлось ампутировать. Он не единственный калека в приюте — некоторые его «соседи» по разным причинам остались без глаз и хвостов.

Одного пса привезли с собственной будкой. Хозяева продали дом, бывшему защитнику двора оставили «в приданое» его жилище. Бывает хуже: Анжелике звонят уже по факту отъезда и говорят, что в таком-то дворе собака сидит на цепи. Забирайте.

Недавно фонд заключил договор с ветеринарной станцией на утилизацию мертвых животных. Пока неизвестно, создаст ли вторая сторона выгодные условия для «Второй жизни». Раньше трупы кремировали самостоятельно — сжигали вместе с мусором. Однажды искра попала на забор и он вспыхнул. К счастью, огонь быстро ликвидировали, никто не пострадал.

Один за всех и всех на одного

После визита журналистов и выхода материала в эфир, Анжелика следила за общественным мнением. Удивительным для нее стало то, что большинство комментаторов в соцсетях и ее знакомых поддержали приют и его хозяйку. В Выксе знают, что кроме Кожемякиной заниматься проблемой бездомных животных некому.

Она убеждена, что журналисты нагрянули на площадку по наводке одной из женщин-волонтеров, которая изначально намеревалась помогать «Второй жизни». Позже, жалуется Анжелика, та женщина стала распространять жуткую информацию о приюте.

В разные годы у Кожемякиной были разные соратники — ее друзья, неравнодушные горожане. «Текучка» в фонде имеет место — долго еще никто не задерживался, кроме детей. Летом они едва ли не каждый день приезжают к животным, кормят их, ухаживают, убираются. Скоро наступит осень, и ребята вернутся за парту.

Если когда-нибудь меня вынудят закрыть приют, я привезу всех собак и высажу на центральной площади. Щенков и котят занесу в администрацию, пусть с ними там разбираются. Но я же знаю, что не смогу их бросить, — признается Анжелика.

Магазины и городские учреждения иногда отдают просрочку, субпродукты. Значительную часть корма Кожемякина покупает сама, ведя сбор средств также через соцсети. Некоторые люди на предложение приехать и помочь в приюте, говорят:

Не могу, слезами обольюсь. Лучше денег дам, но не пойду к собакам.
Когда мы приходим на рынок, а нам уже с утра оставили замотанную скотчем коробку с котом внутри — как мне быть? Конечно, я его возьму. Нас называют «зоошизами», но кто-то вместо нас будет этим заниматься? Пристраивать животных сложно, особенно собак. Все хотят маленьких, но с ними много возни. Подростков и больших собак брать не хотят, боятся, что те не привыкнут. Привыкнут! Еще лучше, чем маленькие! У собаки после приюта восприятие человека совсем другое, — считает Кожемякина.

Обретя новый дом, псы поначалу тихо сидят в будке, молчат. Потом страх уходит, они становятся смелее и уже спустя неделю резво носятся по двору. Бывает, Анжелике звонят «новые хозяева»:

— Знаете, мы его взяли охранять дом, а он у нас не гавкает…
— Так он боится. Вдруг он сейчас подаст голос, а вы его за шкирку и опять в приют?

Женщину возмущает не только то, что общество становится безответственным, но и то, что оно не готово добиваться справедливости. В пример приводит жуткие истории с живодерами. Однажды в Нижней Верее мужчина выстрелил в собаку. Видимо, хотел убить, но попал в лапу. Почти отстрелил — конечность болталась на одном сухожилии. Животное прооперировали. Кожемякина обратилась к людям с предложением наказать злодея:

Все знали, что это сделал тот мужчина. Я посоветовала жителям написать заявление. Но они замешкались: он же наш сосед, да он сидел и так далее. Хочется спросить: вы ждете, когда он начнет стрелять в людей? Вот так дело по восстановлению справедливости и заканчивается.

Сейчас женщина не работает, ее содержит муж — бывший военный. Долгие годы она совмещала деятельность в приюте и работу. Приезжать кормить животных приходилось ночью с фонариком. Времени не хватало.

Денег мужа хватает на оплату коммунальных услуг и еду. А для себя мне особо ничего и не нужно, — говорит Анжелика.

Женщина никогда не намеревалась сделать приют закрытым от посторонних глаз. Напротив, в группе фонда «ВКонтакте» регулярно появляются сообщения с просьбами помочь.

Правда, визиты Анжелика все-таки просит согласовывать: собаки хоть и не агрессивные, но если на территории фонда с гостями что-то случится, отвечать за это придется ей. И все-таки очередь из желающих помогать не лайками, а делом, у дверей не выстраивается.

Другое мнение

Мы связались с девушкой, которая пригласила представителей СМИ в приют. Татьяна (имя изменено) рассказала, как первый раз оказалась в стенах «Второй жизни». Повинуясь обстоятельствам, она отдала Анжелике на передержку бездомную кошку. Позже, ощутив в себе растущее чувство ответственности, девушка пришла в приют, чтобы помочь в качестве волонтера. То, что она там увидела, ужаснуло ее. Выксунка прислала нам несколько фото, сделанных в начале марта — так жилище кошек выглядело до уборки.

По словам собеседницы, в порядок помещение приводила она сама и другие неравнодушные.

Там нет ни одного здорового животного. Нет ни одной стерилизованной кошки. Однажды мы с другими волонтерами увидели одну из кошек, нам показалось, что она беременная. Отвезли ее в клинику. Оказалось, что плод погиб в утробе, стал разлагаться. Она сама вместе с ним стала гнить заживо, спасти ее не удалось, — вспоминает Татьяна.

Но она не выступает за закрытие приюта. Выпустить за ворота почти 90 собак нельзя, их нужно где-то содержать. Вопрос в том, сколько собак может взять на попечение Кожемякина? Поэтому волонтеры написали заявление в отдел муниципального контроля администрации Выксы. 2 августа стороны встретились, чтобы решить, как поступать дальше.

В Комитете по управлению муниципальным имуществом Выксы нам сообщили, что с жалобами на приют никто не обращался, и, следовательно, КУМИ не проводил проверку «Второй жизни».  Некоторыми подробностями прошедшей встречи поделилась Татьяна:

На место содержания животных приедет комиссия. Когда именно — ещё неизвестно. Пока Анжелику попросили не увеличивать численность кошек и собак в приюте. Сперва нужно разобраться, скольких она сможет содержать. Проблема не в том, что грязь скапливается в вагончиках, а в том, что Анжелика не заинтересована в помощи. Даже с волонтерами она разговаривает, как с наемными рабочими. При уборке мы вытаскивали разложившиеся трупы из углов, в горшках были опарыши.

Кожемякина не считает, что ее методы работы с волонтерами похожи на «диктаторские». В свою очередь она убеждена, что не должна вставать перед людьми на колени и просить их что-либо сделать.

Казалось бы, и Анжелика, и шокированные ее приютом добровольцы, нацелены на одно: чтобы брошенные животные не погибали на улице, а имели крышу над головой и хотя бы одну порцию еды в миске в день. Но в реализации этого взгляды сторон расходятся.

По состоянию на начало августа в приюте царит относительный порядок. Скорее всего, внимание прессы к небольшому клочку земли в Выксе поможет удерживать эту планку некоторое время. Что будет потом — предугадать сложно. Но чем больше людей будут заинтересованы в благополучном исходе дела, тем легче будет целому городу контролировать проблему бездомных кошек и собак.

Ошибка в тексте Ctrl + Enter
Подпишитесь на дайджест новостей от главреда «В Городе N»
На ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения e-mail адреса.
Вы уже подписаны на дайджест новостей от главреда «В Городе N».
Любое использование материалов допускается только при наличии активной ссылки на vgoroden.ru
Ежедневно обновляемое справочное электронное издание сетевого распространения зарегистрировано 7 февраля 2011 года, свидетельство Эл №ФС77-43792. Информационное агентство «В городе N», свидетельство ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Главное за последний час
Мемориальные доски четырем выдающимся горожанам установят в Нижнем Новгороде
Created using Figma