Новая школа: детки в клетке

10
0

Социальная сфера, медицина и образование – три основные кита, на которых держится любое государство и состояние которых создает престиж всякой страны.

Руководство могущественной державы решило навести порядок в этих областях и затеяло грандиозные реформы.

Ввод материнского капитала и искоренение бюрократии в медицине – идеи великолепные, похвальные и давно ожидаемые. Другое дело - реформа образования, всколыхнувшая океан общественности сильнее любого шторма.

Проект новых образовательных стандартов, напугавший, возмутивший и искренне удививший добрую половину россиян, в настоящее время находится на качественной доработке, что бы уже летом спуститься на нас, как манна небесная.

Мы же тем временем задались следующим вопросом: что привело к необходимости столь кардинального реформирования российской системы образования, всегда получавшей исключительно отличные оценки за рубежом?

Экспертами по данному вопросу выступили начальник отдела дошкольного и общего образования министерства образования Нижегородской области, Виктор Николаевич Шмелев и ректор ННГУ им. Н. И. Лобачевского Национально исследовательского университет, профессор, доктор физико-математических наук Евгений Владимирович Чупрунов.

«Действующая система образования не справляется с условиями нашего времени» - слышим мы от московских чиновников. А какие они – эти требования?

«Мы особенно любим сравнивать современный стандарт и содержание образования с советским. Но, по большому счету, с тех славных времен минуло уже тридцать лет. Статистика гласит: каждые полгода объем информации увеличивается в два раза. И если советская школа, которую заканчивал я и которую вспоминаю с удовольствием, пыталась поместить в голову ребенка огромнейший объем знаний, то сегодня такой подход не работает. Невозможно знать и охватить все. Сегодня человек не должен быть носителем знаний, но уметь с ними, знаниями, обращаться: оперативно искать пути решения той или иной практической проблемы. Это другие компетенции. Меняется окружение, меняется социум, меняется школа. Все, что происходит - абсолютно верно. Да и потом, последний период модернизации образования проходил с 2000 по 2010 год, поэтому раз в 10 лет смена содержания и подхода к методу образования – это нормально» - считает Виктор Николаевич.

С ним солидарен Евгений Владимирович Чупрунов: современная система образования не предусматривает применение теоретических знаний на практике.

Но это еще полбеды – главное, добраться до ВУЗа, а уж там-то опытные преподаватели сделают из тебя специалиста. Так, Нижегородский государственный университет уже с 3 курса готовит своих студентов ко «взрослой» жизни, позволяя им попробовать себя на практике и даже присмотреть будущее место работы: «Например, наш факультет ВМК, занимающийся подготовкой специалистов в области IT – технологий, много лет сотрудничает с компанией Intel. После того, как студенты проходят на корпорации оплачиваемую практику, некоторым из них поступает предложение о трудоустройстве на постоянной основе. Таких студентов за 12 лет сотрудничества ННГУ с Intel насчитывается более 100 человек. Или другой вариант: за счет средств крупного предприятия, с которым Университет поддерживает долговременную связь, на его базе открывается научное подразделение. К таким предприятиям относится госкорпорация «Росатом», для которой наши студенты выполняют определенную работу, не отрываясь от учебы и получая опыт практической деятельности, а также понимание того, чем они хотят заниматься в будущем» - поделился ректор Научно исследовательского университета Евгений Владимирович Чупрунов.

Действительно, перспективы перед студентом открываются более чем достойные. Однако студентом еще надо стать. Оба наших эксперта соглашаются с утверждением: уровень современного выпускника серьезно диссонирует с требуемым уровнем образования при поступлении в ВУЗ. Если еще 4 года назад поступление в высшую школу предусматривало сдачу нескольких специальных экзаменов, и пропасть знаний можно было сократить в течение года с помощью репетиторов и всевозможных подготовительных курсов, то с введением Единого государственного экзамена такой вариант был исключен. Теперь через порог Университета перешагивают абитуриенты с высокими показателями по ЕГЭ, но абсолютно не готовые к этапу высшего образования.

Серьезный компонент нововведений – самоподготовка школьника (в части «индивидуальный проект»). Момент самый что ни на есть положительный. В современном мире популярна идея «непрерывного образования», смысл которой заключается в том, что человек должен пополнять багаж своих знаний на протяжении всей жизни, чтобы быть востребованным в профессии и легко адаптироваться к стремительно-меняющемуся жизненному пространству. До настоящего времени ВУЗы принимали в свои стены абитуриентов, которых приходилось, прежде всего, учить учиться.

«Вчера стартовала досрочная сдача ЕГЭ. Знаете, я солидарна с мнением Сергея Доренко, которое он высказал на радио РСН. Школьников в старших классах учат не знаниям, а тому, как сдать ЕГЭ. Экзамен школьники сдадут, поступят в вузы. Но там их ждет уже иной, взрослый, стиль преподавания. Экзамены тоже придется сдавать по-другому. Справятся ли?» - задается вопросом в своем блоге известная телеведущая, член общественной палаты Тина Канделаки.

Виктор Николаевич Шмелев убежден: новые ФГОСы дадут одиннадцатикласснику такой объем знаний, которого будет достаточно для поступления на любой престижный факультет.

«Проблему несоответствия школьной и вузовской программ новые стандарты, не решат, и тем более не возродят систему профориентации» - не согласен с коллегой Евгений Владимирович.

Так-так-так. Выходит, даром, что новая школа станет профильной?!

Интересные данные сообщил нам Виктор Николаевич: притом, что в Нижнем Новгороде существуют профильные классы, на сегодняшний день их выбирают только 2,6% старшеклассников. Остальные 78,4% , не определившись с будущей специальностью и сферой деятельности, предпочитают общеобразовательные классы.

На лицо нерациональность и невостребованность ввода профильных классов, которую отмечает и ректор ННГУ: «В Нижнем Новгороде существует множество специализированных школ и лицеев, где педагоги могут обеспечить углубленное изучение тех или иных дисциплин в обстановке налаженной инфраструктуры. Эти школы отличает определенный дух, если хотите».

Мы много говорили о проблеме выбора в 15 лет. В. Шмелев заявляет: осознанно к нему могут подойти только единицы. Для таких детей новая система образования действительно полезна. Что с остальными? Авторы стандартов дают право ребенку поменять профильный класс в течение двух программных лет. Однако на практике такое мероприятие едва ли воплотимо – упущенные часы математики гуманитарий вряд ли наверстает.

Евгений Владимирович Чупрунов советует школьникам выбирать для сдачи на государственной аттестации как можно больше предметов – это единственный метод расширить спектр выбора факультетов для поступления. Дельным советом дети и родители смогут воспользоваться только в следующем году – список сдаваемых дисциплин утверждается до 1 марта.

Родители… Родители – отдельная статья в нашем реестре страдающих от грядущих инноваций душ.

Психологи ратуют: влияние родителей на выбор будущей профессии недопустим! Запретить! Устранить! Ребенок – сложившаяся личность с правильными приоритетами! Другими словами – сам всему голова.

А так ли это? Сколько мы знаем примеров, когда единственной мотивацией ребенка к учебе бывает настойчивость родителей.

Что вообще движет сегодня 15-летним человеком?

В советские времена была распространена практика присвоения школьным классам имен героев, например, существовало множество классов Ю. Гагарина: не было ни одного мальчишки, кто бы не мечтал отправиться в космос. У каждого времени герои свои. В наш век инноваций и бизнес-инкубаторов, ориентиры школьников, наверняка, сводятся к бизнесменам, банковским служащим и хорошо, если ученым.

«Для меня давно очевидно, что профильные классы должны ориентироваться на рабочие профессии, дающие стабильный хороший заработок (особенно с приходом иностранных инвесторов). Но дети живут в обществе и видят: работники банков и Газпрома имеют еще больший доход. Мотивация есть всегда» - констатирует Виктор Николаевич Шмелев.

Что ж, рубль (доллар, евро) – вполне достойный мотиватор.

Действительно, мы учимся в школе для того, чтобы поступить в престижный вуз, который, в свою очередь, снабдит нас путевкой для успешного трудоустройства. Выходит, несложную цепочку замыкает работодатель, и именно на его потребности должны ориентироваться школы и высшие учебные заведения.

Наше информационное общество требует от человека развития индивидуальности, а не стандартных навыков (такие требования, например, предъявляют к кандидатам на учебные места в инновационный центр Сколково и любой крупный работодатель, подбирая персонал). Способна ли действующая школьная система образования вырастить «штучный товар», интересный потенциальному работодателю, или это прерогатива ВУЗа?

В. Н. Шмелев: «В массовой школе с численностью класса в 30 человек обеспечить индивидуальный подход к каждому ребенку крайне затруднительно. Школа может выявить особенности ребенка, начать развивать их. Хорошим инструментом в этом плане является общероссийская олимпиада по общеобразовательным предметам, в которой ежегодно участвуют более 250 тысяч детей. В 2011 году Нижний Новгород поднялся с 9 на 6 место рейтинга 83 регионов РФ по результатом всероссийской олимпиады».

«Массовое производство не способно вырастить индивидуальность, - категоричен Евгений Владимирович Чупрунов. – И новые ФГОСы, опять – таки, этого не изменят. Действительно, есть учителя, которые могут раскрыть потенциал ребенка и привести его, например, на фестиваль «Путь в науку», организованный нашим университетом, где школьники могут продемонстрировать свои изобретения. Но таких педагогов единицы, и им нужно ставить памятники».

Школьные учителя.

Именно на их хрупкие и, будем честными, незащищенные плечи ляжет все бремя школьных перемен. Потянут ли? В последнее время возникла довольно популярная идея: российская школа стагнирует, в том числе, из-за пожилых учителей.

В Казани, не желая терять учеников, 70-летняя учитель с нуля освоила компьютер и Интернет. Дело, скорее, не «возрастном показателе», а уровне компетенций. Нет нужды говорить о чудовищном непристиже профессии педагога среди молодых людей. Туда, где должны работать только лучшие, приходят те, кто согласен на заработную плату в 10 тысяч рублей. Этот фактор тоже определенным образом отзывается на качестве образования.

В Нижегородской области продолжает действовать программа поддержки молодых специалистов, позволившая, по словам Виктора Николаевича, сократить дефицит педагогических кадров в селах (на 27% - вакантных мест учителей физкультуры и на 25% - учителей иностранного языка). На это справедливо возражает Евгении Владимирович: «В малокомплектных школах с дефицитом кадров один учитель не сможет преподавать ту же математику на разных уровнях, как это предусматривают ФГОСы. Та школьная система, которая действует сейчас,– прекрасная и налаженная».

Задач поставлено много. Проблем обнажено еще больше. «Реформа образования» тяжелой глыбой упала на консервативных россиян, с таким трудом принимающих что-либо новое.

Школа 21 века, разумеется, должна отличаться от школы 20 века. Другое дело, что процесс «переделки» должен быть продуман до мелочей.

Мы негодуем, потому что сегодня, вместо четкой стратегии, видим огромный клубок проблем, распутать который кажется невозможным.

«Все может быть хорошо или очень хорошо, - уверен Виктор Николаевич Шмелев. – Мы оценим все плюсы новых стандартов на практике».

Письмо с рекомендациями по редактированию новых ФГОСов от областного министерства образования уже направлено в Москву.
 

Комментарии