Новые слова 2020 года

18314
0
16+

В 2020 году в орфографический словарь Института русского языка имени Виноградова РАН добавили 675 слов. Они появились в русском языке не вчера, но вызывали много споров. Люди не знали, какую букву писать — э или е, куда ставить ударение. Теперь в этих вопросах поставлена жирная точка. 

 Мы обсудили новые слова с филологом, доктором филологических наук, профессором, заведующим кафедрой теоретической и прикладной лингвистики, Нижегородского государственного университета имени Лобачевского Тимуром Радбилем. Собеседник объяснил их роль в русском языке, рассудил, насколько справедливо вносить их в словарь РАН и даже узнал новые для себя слова.

Слово кешбэк теперь пишется именно так, ведь раньше были и другие варианты: кешбек, кэшбэк, кэшбек. Тимур Радбиль считает, что включение этого слова в словарь вполне оправданно:

Кешбэк — это возврат денег за операции по карте, банковская услуга. Это слово емкое и сегодня используется повсеместно, так что в словаре теперь находится вполне справедливо. 

Гикнуться (погибнуть, испортиться) — слово с достаточно глубокими корнями в русском языке. По словам Тимура Радбиля, его в аналогичном значении можно увидеть не только в переписках подростков на форуме, но… и в русской литературе. Например, в «12 стульях» есть очень похожее «гигнулся», а в пьесе Николая Коляды «Мурлин Мурло» так и написано — «гикнулся».

Даже удивительно, что это слово сейчас переживает новый всплеск популярности. Как видите, существует оно очень давно, — комментирует филолог.

Фейк — теперь пишется только так, никаких «фэйков». Тимур Радбиль обращает внимание, что оно отличается от похожего по смыслу слова «подделка»:

Фейк — это не любая подделка, это обман в определенной среде, например, информационной. Мы можем назвать фейком новость, а бриллиант — уже нет. Он будет поддельным, а не фейковым. 

Троллить — еще одно слово, которое удостоилось внимания лингвистов и включения в словарь в 2020 году. Тимур Радбиль заявил, что он вовсе не противник специфической лексики:

Слово „троллить“ описывает вполне определенный вид провокации, чаще всего в интернете. Свое место в словаре оно занимает оправданно, — говорит филолог.

Веган — теперь строго с ударением на букву а. Тимур Радбиль согласен с закреплением нормы написания этого слова.

Веган — это приверженец вегетарианства, который также активно пропагандирует свою позицию.

Сами же веганы все-таки описывают веганство как более строгую форму вегетарианства, которая вовсе исключает употребление продуктов животного происхождения. 

В слове каршеринг закрепили ударение — теперь говорить нужно каршЕринг, а не кАршеринг.

Это слово описывает определенный процесс — краткосрочную аренду авто. Но если он становится услугой, которая востребована у людей, то включение слова в словарь можно понять.

Коворкинг — слово, в котором с ударением ни у кого проблем не возникает. Однако многие до сих пор не знают, что в широком смысле оно означает подход к организации труда людей с разной занятостью в одном месте, а в узком — специальное пространство для этих целей. 

Из структуры слова понятно, что коворкинг — это совместная работа людей. Если сегодня под словом „коворкинг“ понимают специальные зоны, значит, это слово стоит закрепить в словаре. Коворкинг-зоны нужны молодежи — как раз той группе, благодаря которой появляются новые слова в русском языке, — считает Тимур Радбиль.

Однако здесь у филолога появляется вопрос — почему определения одних процессов включаются в словарь, а других — нет. Не до конца ясны критерии выбора слов. Ведь если максимально уравнять эти критерии, можно внести в орфографический словарь РАН еще сотни определений, в том числе и сложных технических терминов. 

Несмотря на это, филолог должен уметь признавать свою неправоту, если слово в русском языке необходимо и заменяет собой сразу несколько слов для описания какой-то вещи.

Зожник — одно из самых спорных слов в нашей подборке, по мнению Тимура Радбиля. С его значением он определился — это «человек, который ведет здоровый образ жизни». Но вот построение этого слова выполнено по просторечной модели.

Есть много других слов, которые выпадают из норм литературного русского языка и образованы от аббревиатур — „гаишник“, „фээсбэшник“. Тенденция на пополнение словарей такими словами есть уже давно и пугает многих филологов, — говорит Радбиль.

Лоукостер — это авиакомпания, предлагающая низкую цену за свои услуги. 

Слово пришло к нам из английского языка и дословно означает „низкая стоимость“. Возникает вопрос, почему именно это слово включили в словарь. Не отрицаю и человеческий фактор — возможно, оно впечатлило составителей словаря. Тогда почему оно, а не сотни других?

Однако филолог согласен, что если одно емкое иностранное слово заменяет собой сразу несколько русских слов для описания явления, то оно имеет право на признание. То, что в русском языке много англицизмов — не случайно. Мы используем слово «компьютер», потому что само изобретение родом с Запада. Если бы его впервые изобрели в СССР, то, возможно, какое-либо русское слово использовалось бы сейчас во всех офисах США. А вот спутник, — наше изобретение, и слово в неизменном виде пришло на Запад — «sputnik», со-путник, тот, кто идет рядом.

У многих возникает вопрос, почему же заимствования относятся именно к английскому языку, а не к китайскому или французскому, хотя их в последнее время изучает все больше и больше людей. По мнению собеседника, в тех областях, в которых Россия интенсивно сотрудничает с теми же китайцами (бизнес, наука и техника, образование, культура и пр.), мы пользуемся в основном заимствованной из английского языка специальной лексикой, терминологической или профессиональной. На самом деле в Китае эти слова в основном также заимствованные.

Китайские заимствования возникли бы у нас в случае, если бы у нас активно внедрялись реалии китайского быта, но они у нас не приживаются. Посмотрите — мы часто всей страной ездили отдыхать в Турцию или Египет, но практически не привезли оттуда заимствованных из турецкого или арабского языка слов. А все потому, что они не нужны нам в быту, как и китайские названия чайной церемонии, например, которой мы не осуществляем и т.д. А вот английские заимствования — без них никуда.

Подкаст — это аудиопрограмма, монолог или беседа на разные темы. Подкасты бывают о путешествиях, политике, русском языке и так далее. Для Тимура Радбиля слово «подкаст» в таком значении — новое, но он соглашается: емкое «подкаст» удобнее, чем долгое «аудиопрограмма для прослушивания в интернете».


Профессор считает, что заимствованных слов среди неологизмов всегда будет больше, чем слов, появившихся непосредственно в русском языке. Это как с одеждой — проще купить, чем шить самим, и русский язык всегда отличался тем, что часто «забирал» слова из разных языков. Мы должны быть готовы к появлению множества таких слов в последующие годы. Сколько конкретно их «поселится» в словарях — предсказать невозможно.

Автор: Арина Суманова

Комментарии