Педагогическая поэма по-нижегородски: как учителя ищут подход к школьникам

309
0
16+

Педагогическая поэма по-нижегородски: как учителя ищут подход к школьникам - фото 1

Нынешнее поколение школьников мало похоже на предыдущее: если их родители получали знания о жизни, в основном, во дворе, то сами ребята большую часть времени проводят онлайн. Почти каждый ребенок зарегистрирован в Instagram или TikTok и мечтает стать блогером.

В обучении современных детей традиционные методики не сработают. Это прекрасно понимают передовые нижегородские школы, которые экспериментируют с новаторскими приемами и привлекают к работе выпускников и специалистов вузов. Но как быть со школами в небольших городах и селах, где ощущается нехватка в учителях?

Мы поговорили с молодыми педагогами, которые преподают в школах в Дзержинске в рамках программы «Учитель для России».

Программа, цель которой — дать качественное образование детям из удаленных и не самых благополучных уголков страны, — стартовала в Нижегородской области два года назад. Всего у программы 96 школ-партнеров в семи регионах. Она также охватывает Калужскую, Воронежскую, Тамбовскую, Новгородскую и Новосибирскую области и Ямало-Ненецкий автономный округ.

Молодых и амбициозных учителей — выпускников вузов и уже состоявшихся профессионалов в разных сферах — на 2 года отправляют в школы небольших городов, деревень и сел. В Нижегородской области учреждений, с которыми сотрудничает программа, тринадцать: в Дзержинске, Выксе, поселках Досчатое и Ближне-Песочное.

Из ростовской школы в нижегородскую

Евгения Винокурова — учитель русского языка и литературы в школе № 32 Дзержинска, участница VI набора программы (второго в Нижегородской области). Сюда наша собеседница приехала из Ростова-на-Дону. Женя окончила факультет филологии и журналистики в Южном федеральном университете и одновременно училась в Свободном российско-германском институте публицистики. В Дзержинск наша героиня переехала вместе с котом, а в Ростове-на-Дону осталась ее семья и дочка.

Еще за полгода до участия в программе я поработала в местной школе и поняла, что хочу сделать это своей профессией. Раньше я над этим не задумывалась, родила ребенка и была просто мамой. Когда я почувствовала, что дочь уже самостоятельная, выбрала для себя профессию. А год назад увидела рекламу программы в соцсетях и записалась для участия. Мне понравилось, что здесь есть методическое сопровождение, этого мне как раз не хватало. Педагогика — не моя специальность, я заканчивала журфак в Ростове и мне пришлось бы дополнительно заканчивать курсы, чтобы дальше работать учителем.

Нижегородскую школу Женя выбрала случайно, когда заполняла анкету для участия в программе. Впрочем, девушка даже рада была уехать подальше от дома, пожить в другом климате среди людей другой ментальности. Нижегородский климат ей понравился даже больше ростовского, а вот люди поначалу показались угрюмыми и неприветливыми, что первые месяцы затрудняло адаптацию в новом коллективе.

Герасим и присяжные

В программе «Учитель для России» нашу собеседницу привлекла возможность обучиться профессии на практике. Все уроки с участниками отрабатывают методисты и кураторы, помогая осваивать эффективные и проверенные приемы. Так, учителя русского языка и литературы сразу осознают, что несложно мотивировать школьников изучать гуманитарные предметы. Даже самые скучные правила можно отрабатывать по интересным детям текстам, например, о космосе или компьютерных играх. Больше всего ребятам (у Жени два пятых класса — всего около 60 детей) нравится творческие уроки. Такие занятия оказываются наиболее эффективными в процессе обучения.

В этом смысле литература — всем урокам урок. Она дает много навыков из разных сфер, которые потом пригодятся в жизни. Когда все дети прочитали произведение, у нас получаются невероятно интересные уроки, и ребята очень вдохновленные. Например, в конце второй четверти мы устроили суд над Герасимом. Мы прочитали «Му-му» Тургенева, и детей очень зацепила книга. Мы два урока обсуждали, можно ли было спасти собачку или нет, что такое крепостное право и почему Герасим так поступил. И потом мы его «судили»: у нас был Герасим, который не мог говорить и только писал, присяжные, адвокаты — абсолютно все вплоть до кучера и доктора, которые были у Тургенева. Я просто отошла в сторону и этот урок делали дети. Это был полный экспромт, не было никакого сценария, но все ребята вжились в роль. Им очень нравятся такие уроки, когда они могут почувствовать себя героями произведений, высказать свое отношение.

Новаторские и проверенные методики

Женя уверена, что ее пятиклассники мотивированы учиться. С такими школьниками не хочется работать фронтально: когда учитель объясняет материал или задает вопросы всему классу, а ученики отвечают или выполняют письменные задания. Разнообразить урок помогает групповая работа, когда все ребята могут высказаться и обменяться мнением. Однако организовать такое занятие непросто даже с самыми способными школьниками.

Дети, когда перемещаются по классу, чувствуют себя как в ресторане. Я показала такой урок своему куратору. Я была в ужасно разбитом состоянии, мне казалось, что я плохой учитель, потому что дети шумели, и результаты урока, к которым я шла, не были достигнуты. Мне казалось, что-либо они очень маленькие, либо я что-то не то делаю. Но куратор дала мне точную схему, как организовать такой урок. Я начала ее отрабатывать с ребятами, и уже через неделю показала куратору шикарную групповую работу.

По словам Жени, кроме методик, которым она обучилась на программе, ей во многом помогает пример своей учительницы русского языка и литературы.

Она была очень скрупулезным человеком, готова была перепроверять все наши изложения и сочинения. Я только сейчас поняла, какую огромную работу она делала. Какие-то сочинения я переписывала по 3 раза, пока меня не устроила оценка. И она каждый раз перепроверяла. Иногда уже хочется поставить ребенку оценку на балл выше и сказать: «тебе нужна 4 или 5, бери и иди». Но я вспоминаю свою учительницу и говорю: «нет, тебе нужна 5, вот твои ошибки, иди и переписывай». Эта скрупулезность, мне кажется, помогла мне в жизни, поэтому в самый сложный момент я стараюсь так же подходить к своей работе.

Нешкольные таланты

Не менее важные навыки, которые могут пригодиться в будущем, школьникам дает внеурочная деятельность: участие в индивидуальных и групповых конкурсах, посещение кружков и клубов по интересам. Наша собеседница считает, что внеклассная работа позволяет внести разнообразие в школьную жизнь, которая, по сути, ограничена стандартным набором изучаемых предметов. Кроме того, для самих ребят это возможность реализовать свои таланты и ощутить момент успеха.

Не всем дается академическая учеба: кто-то хорош в спорте, кто-то в творчестве. Я всегда стараюсь в детях увидеть способность и показать, что она важна. Я в классе выделяю активных детей, стараюсь, чтобы все максимально участвовали в творческих проектах. Им важно понять, что если что-то одно тебе не дано, значит нужно попробовать что-то еще. У меня один ребенок не прошел в следующий тур «Живой классики» (конкурс по чтению прозы вслух — прим. ред), зато победил в научной конференции на уровне города.

Сейчас Женя вместе с пятиклассниками ведет школьную газету. Шестеро ребят участвовали в конкурсе среди ученических печатных изданий и заняли третье место. Кстати, у нашей собеседницы есть музыкальное образование, которое также помогает ей в работе с детьми. Так, для конкурса школьных газет Женя вместе с учениками с помощью музыкальных инструментов записала на студии песню, посвященную 800-летию Нижнего Новгорода.

По словам нашей собеседницы, в пятом классе дети пока не задумываются, кем хотят стать в будущем, но многим интересно углубленно заниматься русским языком и литературой.

У меня все хотят стать блогерами, но есть способные ребята, которые могут очень много. Я провожу дополнительные уроки русского языка раз в неделю, приходят дети, которым я даю олимпиадный русский, и ребята, которых нужно дотянуть хотя бы до «тройки». Их мало, поэтому я каждому могу уделить внимание, вплоть до того, что звоню родителям: «Пропустите свое дзюдо, пусть придет на русский, я расскажу что-то интересное». И таким ребятам правда очень интересно, они очень способные, но о будущем пока не особо думают.

Девять месяцев вдали от дома

На занятия и внеурочную работу у Жени уходит практически все время, впрочем, девушка об этом не жалеет. По мнению нашей собеседницы, все, кто оказался в другом городе без семьи, рады взять на себя дополнительную нагрузку, иначе становится просто скучно.

Родные меня в этом поддержали, сказали, что у меня есть два года, чтобы погрузиться в профессию и максимально себя прокачать. С семьей я пока не виделась. Мне удалось в сентябре на выходные съездить в Москву, и мы там с дочкой встретились. Рассчитываю этим летом увидеться с родными. Я могла приехать к ним на Новый год, но решила остаться в Дзержинске. Да, работа занимает много времени, но дает много эмоций и вдохновения делать что-то дальше. Поэтому я не жалею на нее сил.

В следующем учебном году Женя намерена преподавать немецкий язык в группе, у которой ведет классное руководство. Для второго иностранного языка учителей в школе не хватает.

Мне просто очень жалко, что от этого страдает образовательный процесс. Когда учитель болеет или перегружен, страдают дети: за восемь уроков в год, наверное, немецкий не выучишь. Я договорилась, чтобы я вела немецкий у своего класса, но надеюсь, что программа пришлет для этого учителя иностранных языков.

Кроме того, в будущем году Женя вместе с учителем ИЗО и математики планирует открыть в школе студию мультипликации. Если все будет получаться, руководство закупит для этого хорошее оборудование.

Педагогическая поэма по-нижегородски: как учителя ищут подход к школьникам - фото 2

Из языковой гимназии в дзержинскую школу

Светлана Леонова — учитель немецкого языка в школе № 24 Дзержинска. Света живет в Нижнем Новгороде, закончила первую языковую гимназию, а затем Высшую школу экономики по специальности «Филология». Еще во время учебы в институте наша собеседница подрабатывала репетитором немецкого языка. Света отправила заявку для участия в программе, чтобы воплотить свою давнюю мечту работать учителем и получить для этого необходимую методическую поддержку.

Кроме немецкого языка, нашей собеседнице в Дзержинске дали вести русский язык и литературу. В этом году Света работала с пятым и шестым классом и две четверти вела один урок в неделю у девятиклассников.

Учитывая, что раньше я не работала в школе и мне не с чем сравнивать, первое, что бросилось в глаза — это сильно другой уровень. Я училась в гимназии в центре города, в одной из самых престижных школ Нижнего Новгорода. Здесь это не самая сильная школа, на нее не возлагают больших надежд. Есть дети, у которых нет амбиций, они не знают, чего хотят делать в своей жизни, многие уходят после 9 класса. Такие ребята не осознают ценности образования, и атмосфера у них сложная.

Вообще программа в России работает со школами со сложным контекстом. Это неполные и проблемные семьи, где родители выпивают, где детям тяжело приходится. Это сразу замечаешь.

Дети очень открытые, честные, но очень сложно им доказать, что они обучаются не просто так, что каждый из них может чего-то добиться. От ребят правда многого не ждут ни родители, ни учителя, в них с детства вбивают: ты ходишь не в самую хорошую школу, ты, главное, учись, лишь бы не на «двойки». Главное для учителя — не поддаться этой атмосфере, когда тоже перестаешь чего-то ждать от ребят. Они это чувствуют и тоже перестают в себя верить. Поддержка программы очень помогает в такие моменты, когда начинаешь погружаться в рутину.

Карточки с мотивацией

Несмотря на сложную атмосферу в школе, многим детям интересно на уроках немецкого языка, хотя ребята пока не осознают ценности в изучении предмета. Особенно им нравится, когда Света рассказывает об аспектах культуры Германии.

На предметной неделе я проводила небольшую лингвистическую игру с одной из групп. Раздала карточки со словами по разным видам транспорта. До этого мы эту тему не брали. Ребятам не нужно было учить слова, но в конце урока дети собрали набор карточек с подписями на немецком. В классе есть один мальчик, который не хочет учить язык и заявляет об этом чуть ли не каждый урок, при этом он приносит эти карточки на каждое занятие и употребляет слова с них правильно. Это на самом деле очень здорово. Ребята не понимают, зачем им немецкий, но когда готовишь урок в интересном формате, они на это откликаются.

Забастовка школьников

По словам Светы, преподавать русский и литературу сложнее, потому что пока у нее недостаточно приемов, чтобы заинтересовать детей. Школьникам нравятся нестандартные форматы урока, но для этого им не хватает базовых знаний по программе начальной школы.

При этом ребята проявляют интерес к литературе: им нравится читать, особенно вслух, обсуждать актуальные вопросы. Но среди шестиклассников у Светы есть ученики, которых невозможно заставить прочитать ни страницы, а некоторые могут захлопнуть учебник прямо на уроке. Наша собеседница рассказала и о других случаях, когда ей было сложно вести занятие с дзержинскими школьниками.

Как-то я вводила в классе правила: «говорит один человек», «ответ по поднятой руке», «уважаем других людей и личное пространство». Некоторые встали с листочками с надписью «Забастовка». Вот так они «бунтуют».

Был случай с мальчиком из 5 класса, который меня очень расстроил. Иногда, когда я устаю, мне сложно успокоить весь класс, приходится звать классного руководителя и директора. Я попросила мальчика посидеть спокойно и начать делать упражнение, на что он ответил, что не будет ничего делать, потому что не считает меня учителем и другие ученики тоже. Много неприятного наговорил. Я не выдержала, выбежала в коридор, и урок за меня доводила завуч, которая в этот момент там оказалась. Потом мы уладили конфликт, но этот случай тогда сильно по мне ударил.

Мотивация на дистанции

С 5 ноября прошлого года из-за пандемии коронавируса в школах Нижегородской области вводилось дистанционное обучение. Изменения затронули 6–9 и 10 классы. Света рассказала, что «дистанционка» коснулась только одной группы ее учеников. Проблем с дисциплиной не было, однако возникло много сложностей в плане мотивации.

Кто-то может просто не прийти на урок, у ребят могут быть технические сложности в работе с микрофоном, они могут сидеть без камеры, и ты не видишь, как они реагируют на твои объяснения. Часто возникает ощущение, что ты вещаешь только для себя. Очень сложно было получить от некоторых ребят задания, они его просто не присылали. Еще в «дистанте» трудно подобрать интересные формы работы. Даже те фишки, которые нам показывали на летнем обучении «Учителя для России» (а оно проходило онлайн), трудно использовать, потому что для этого нет технических возможностей. Большинство ребят сидит в зуме в телефоне, интернет у них не очень хороший, и они не могут открыть стороннюю программу или сайт.

Больше, чем 30 часов в неделю

Несмотря на некоторые трудности, наша собеседница считает, что ей очень повезло со школой, в которой она работает. Руководство заведения готово поддерживать молодых педагогов и относится к ним с пониманием.

Знаю, что в некоторых школах от начинающих учителей требуют как от преподавателей, у которых уже есть опыт. В Выксе есть школа, где директор просит писать объяснительные, если ты пришел позже, чем за 15 минут до начала урока. Если пришел за 10 минут — это уже опоздание. У нас такого нет. Все опоздания на твоей совести. Это показывает, что школа доверяет учителям.

Кроме того, на базе школы можно проводить внеурочную деятельность. Почти у каждого педагога здесь есть свой кружок. Так, Света ведет у пятиклассников и шестиклассников уроки театра, а у 6–7 классов — кружок музейной деятельности. На базе школы есть свой военный музей, в котором проводятся экскурсии по соответствующей тематике. Кроме того, Света вместе с 7 классом организовала экскурсию по Дзержинску, которую ребята провели для 5–6 классов.

У детей масса возможностей в чем-то себя проявить. Даже в моей гимназии такого не было, хотя мне бы понравилось.

Наша собеседница также считает, что работа учителя действительно требует много времени, даже если кажется, что на уроки уходит всего несколько часов.

У меня на работу выделено около 30 часов в неделю, еще полтора или два часа в день занимает проверка тетрадей и на подготовку к уроку уходит около двух часов в день, когда мне предстоит объяснить ребятам новую сложную тему. Встречи по программе проходят редко, по разу в месяц и максимум на час, но это скорее отдых, чем работа. Бывает одна или три лекции в месяц, их можно посмотреть в записи. Еще несколько часов в месяц или неделю уходит на оформление документов.
Проблема в том, что даже отдыхая ты продолжаешь без перерыва думать о детях, конфликтах, о предмете и как ты его можешь подать. Смотришь фильм и думаешь: вот здесь хороший прием, его нужно использовать в объяснении темы. Это не сильно выматывает, но это тоже практически рабочее время.

***

Далеко не все школьники осознают ценность образования, а кто-то и в 11 классе не понимает, как школьные предметы могут пригодиться в жизни. Особенно это заметно вдали от центра Нижегородской области, где не так много возможностей себя реализовать. Впрочем, у любого школьника может возникнуть иллюзия, что даже без образования каждый может стать блогером или предпринимателем и хорошо зарабатывать.

Задача учителя в наши дни — не просто изложить классу учебный материал, но найти индивидуальный подход к ученику, помочь раскрыть свои таланты, объяснить, чем изучаемый предмет может помочь в будущем. Важно при этом дать детям возможность делать то, что им интересно: общаться и высказывать свое мнение, играть и испытывать азарт, заниматься творчеством.

Автор: Ксения Ражева

Комментарии