Зоопарк – это маленький город, - директор «Лимпопо» Владимир Герасичкин

9 марта 2016 15:14
902

Новым героем рубрики «Интервью» стал основатель и бессменный директор зоопарка «Лимпопо», коллекционер, а с недавнего времени — депутат Гордумы Нижнего Новгорода Владимир Герасичкин. Он рассказал о том, какую роль занял совенок в его жизни, чем живет зоопарк и каких сюрпризов ждать нижегородцам.

Владимир Георгиевич, как известно, вы окончили Уссурийское военное высшее автомобильное командное училище, дослужились до пенсии, стали предпринимателем, а в 2003 году открыли зоопарк «Лимпопо». Вспомните, пожалуйста, с чего все начиналось.

«Я с детства люблю животных. Когда уволился из Вооруженных сил, открыл кафе, позднее еще одну точку по продаже мороженого и прохладительных напитков в Сормовском парке. Тогда это было безлюдное место — за четыре часа мимо места, где предлагалось открыть кафе, прошло восемь человек. Сначала сделал небольшую беседку со столами, благоустроил территорию, на зиму все закрыл, а на следующее лето уже основательно подошел к делу.

Однажды в кафе зашел нетрезвый мужчина, который рассказал, что неподалеку вороны хотят заклевать совенка. Я побежал туда, увидел птенца, который лежит на спине и лапками отбивается от ворон. Когда я приблизился, они разлетелись: приютил совенка у себя, сделал ему клетку, орнитолог объяснил, чем и как кормить птенца. Так у меня появилось первое животное. Все посетители кафе интересовались им, и я подумал, что хорошо было бы открыть мини-зоопарк — о большом тогда даже и не мечтал. Купил енотов, кроликов, диких кабанов, обзавелся белками. Старожилу Кузе — кунице — уже 13 лет. Набрал сотрудников, научился основам и начал ездить по другим городам, смотреть, как строят зоопарки там».

Как бы Вы описали нынешнее положение дел в зоопарке, с какими сталкиваетесь сложностями?

«Проблема одна — нет территории для развития: просил девять гектар, дали всего четыре. Около двух гектар еще не освоено, но надо понимать, что большая территория — большие планы. Если сейчас построить маленькие вольеры, то уже не привезешь таких знаковых животных, как слон, носорог, бегемот, белый медведь, потому что им нужен простор.

Я просил как малому бизнесу уменьшить хотя бы на один процент налоговую ставку — такое право дано региональному правительству по федеральному закону, но мне отказали, мотивируя трудным финансовым положением в области.

Обидно, что не хотят обращать внимание на проблемы зоопарков. Взять хоть муниципальный зоопарк Нижнего Новгорода: не хотите развивать — закройте, хотите — вкладывайте средства и силы в него, но ничего не делается. Я могу позволить себе стучаться во все двери, потому что держу частный зоопарк, а директора муниципальных зоопарков молчат и ужимаются во всем, работая зачастую не ради зарплаты, а на имидж, потому что руководителей зоопарков всегда знают.

Я анализирую все, смотрю погоду, потому что все зоопарки в России зависимы от погоды. У нас бывают дни, когда нет ни одного посетителя, и это не только в метель и „минус“ 25 градусов. На заводе можно остановить станок и переждать кризис, а в зоопарке работа кипит ежедневно.

Но мы не стоим на месте, все заработанные деньги вкладываем в зоопарк: обещал привезти жирафа, я это сделал, хотя мне это дорогого стоило — два года ждал разрешения на строительство домика для него. Коллеги из Европы с такими проблемами не сталкиваются, есть регламенты, сроки, и они соблюдаются, а у нас порой кажется, что топчешься на месте, как винодел, хотя надо думать наперед».

Какова концепция зоопарка «Лимпопо»?

«У нас никогда не продавали сигарет, а когда еще и приняли федеральный закон, запрещающий курить в общественных местах, я просто ликовал! Борьбу с алкоголем мы ведем практически с первых дней. На территории не продается спиртное за исключением стационарного кафе. Я не понимаю, когда делают проблему из того, что продажи алкоголя упали в России. Радоваться должны, что пить стали меньше! Надо делать все, чтобы россияне употребляли меньше и меньше спиртного, а не предлагать открывать ларьки с алкоголем у школ.

Стараемся побуждать людей к здоровому образу жизни, но в праздники, конечно, выпивших бывает много. На этот случай работает охрана зоопарка, привлекаем полицию, поэтому безобразий у нас не происходит, даже отдельный случай курения рассматривается как ЧП. Дело не только в том, что это нарушение пожарной безопасности. Надо стремиться к тому, чтобы дети не видели курящих и пьяных взрослых».

Экономический кризис как-то сказался на зоопарке?

«Очень сильно. Люди беднеют и не могут посещать места отдыха, потому что стоят перед выбором — кушать, одеваться или отдохнуть. На отдых остается все меньше денег, потому что инфляция и коммунальные услуги растут, а зарплата нет, — это общероссийская проблема.

Прошлой зимой мы потеряли около 20% посетителей по сравнению с зимой 2014 года, весной — около 12%. Летом какие-то месяца стали провальными, какие-то прошли на уровне предыдущего года. Этот год начался совсем печально — минус 34% по сравнению с прошлым годом, а если сравнить с 2014 годом — почти 50%. Поэтому стараемся проводить разноплановые акции — для обладателей определенного имени, праздничные, на день Матери была удачная акция „Своди маму в зоопарк“ (по детскому билету).

Кстати, идею пускать пожилых людей старше 70 лет за один рубль я подсмотрел в Праге. Я тогда подумал, ну почему мне самому это в голову не пришло? Когда я вижу, что прошло 40–50 пенсионеров в месяц, радостно на душе. Можно было бы и бесплатный вход сделать, но у них менталитет другой — бабушки свой рубль заплатили, считают, что внесли свой вклад, это ценно для них.

Изначально задумывал сделать зоопарк бесплатным, но содержать за счет выручки от двух кафе не получилось. Заработная плата, коммунальные услуги, налоги, аренда земли — это очень затратно. Более того, когда поначалу зоопарк был бесплатный, люди этого не ценили и ломали все подряд. Мне лично было очень неприятно».

То есть если бы не акции, то посещаемость упала бы еще больше?

«Конечно. Снижать стоимость входных билетов мы не можем, иначе „развалимся“, потому что не получаем господдержки. Вообще, самым удачным был 2013 год. Тогда зоопарк посетило около 300 тысяч человек, не считая участников акций, благотворительной помощи, пенсионеров и всех льготников.

Даже меценатов-опекунов животных, среди которых есть и частные лица и компании, осталось всего 20: мы потеряли четырех опекунов в прошлом году из-за сложного финансового положения, потому что компании ужимают расходы во всем. Маленькие ИП в основном продолжают помогать».

А сколько животных сейчас находятся без опеки?

«Судите сами: всего в зоопарке обитает 237 видов — 1155 особей, а под опекой находятся всего 20 видов. Но мы ищем новые пути самостоятельно заработать деньги, не ожидая чужой помощи. В июне, например, откроется новая экспозиция, для посещения которой нужно будет покупать отдельный билет, потому что она стоит целого зоопарка.

Так делают многие зоопарки, которые приобретают редких животных, например, панд, или выставку насекомых или бабочек, которую привезли на время. Я был в зоопарке в Африке, где входной билет стоил, условно, 10 долларов, а чтобы подойти к панде, нужно было заплатить еще 10 долларов. Я понимаю, что не все смогут посетить такую выставку, но многие захотят, это точно».

Расскажите об этой экспозиции подробнее, пожалуйста.

«Она будет называться „Амазония“. Посетители будут чувствовать себя, как в джунглях — вокруг пальмы, тропические растения, цветы, кустарники. Здесь же река с водопадом, в которой плавают крокодил, водные птицы. Мечтал привезти колибри, но не получается: сложность не только в том, что одна птичка стоит 110 тысяч рублей — у нее срок жизни в природе около двух лет, а питается она только нектаром определенных цветов. В зоопарке пришлось бы ее держать на искусственном вскармливании — разводить мед, но в таком случае никто не даст гарантии, что она проживет весь период.

Всего будет представлено 23 вида животных, проживающих в вольерах, а еще много насекомых, мелких птиц — амадинок, которые будут с ними соседствовать вольно. Попугаев, правда, нельзя будет выпускать из вольеров — они погрызут деревья. Павильон уже достраивается».

Открытие «Амазонии» будет приурочено ко Дню защиты детей?

«Мне бы этого хотелось, но говорить сейчас о том, что открытие произойдет 1 июня, пока рано. Впереди еще много работы — подготовить лепнину и скульптуры, высадить растения, чтобы они прижились».

Расскажите, как происходит пополнение страны птиц и зверей новыми обитателями?

«За годы наработали очень большую международную базу компаний и зоопарков, с которыми мы сотрудничаем. В зоопарках рождается много животных, поэтому нам приходит список животных, которых можно купить, и если есть интересные нам, сразу же звоним, заключаем договор и начинаем строить вольер для нового жителя.

В России много животных, в основном копытных или хищных — волков, зубров, оленей, в „Лимпопо“ же больше тропических — кенгуру, лемуры, обезьяны — они более привлекательны, потому что их не увидишь в России».

Какое животное в «Лимпопо» самое привередливое?

«Скажу, что касается питания: накормить сложнее всего муравьеда и трубкозуба, которые питаются исключительно термитами. Трубкозубу готовим термитов в виде кашицы, чтобы он лакал обед своим длинным языком. За их кормом следим очень внимательно».

А кто может похвастаться самым шикарным вольером?

«У тапиров и капибар есть бассейн и внутри и на улице, большая территория, по которой они вольно гуляют. У ягуаров, гиббонов, пеликанов, кенгуру тоже достойные вольеры. У дагестанских туров гора хорошая — в общем, уже научились вольеры делать (смеется — прим. ред.).

Сейчас строим подиум в летнем вольере для жирафа, чтобы можно было глаза в глаза с ним пообщаться. За отдельную плату можно будет его покормить и сфотографироваться. Это очень привередливое животное, я бы даже сказал, с ним приходится посложнее, чем с трубкозубом, потому что сено не ест, разве что листочки люцерны и свекольный жом. Его приходится заказывать из Москвы, потому что сахарные заводы в нашей области этого жома не производят. К тому же порция должна быть строго нормирована — жирафа нельзя перекармливать, хотя он и ест весь день. У жирафов ведь неспроста язык длиной 40 см — они им добывают еду, поэтому мы подвешиваем Радуге „веники“ за сетку, чтобы она языком стягивала листочки».

Кто работает в вашем зоопарке?

«У нас с момента открытия работала опытный ветеринарный врач Елена Богомолова — у нее была легкая рука, животные вставали на ноги уже через пару дней, быстро выздоравливали. Сейчас коллектив более молодой, но справляется хорошо. Выезжаем на семинары в другие зоопарки по проблемам хищных, копытных животных и так далее, нужно постоянно учиться».

Каких специалистов не хватает, испытывает ли зоопарк дефицит кадров?

«Конечно, их не хватает ни в одном зоопарке, у нас ведь разносторонние животные — из Африки, Южной Америки. Нужны орнитологи, специалисты с высшим образованием по жвачным животным.

У нас не готовят зоологов, специализирующихся на диких животных. Спрашиваешь выпускников биофака — о чем написал дипломную работу? Отвечают — про ужа, про муравьев… Такие специалисты нам не подходят. Даже практику пройти далеко не все хотят — надо ведь не только любоваться животными, а убирать за ними, кормить. Когда возникают трудности, многие сдаются».

Сколько человек требуется для обслуживания тысячи животных?

«Тех, кто непосредственно работает с животными, считая ветеринарных врачей, — 51, а всего у нас постоянных 180 сотрудников. Летом штат увеличивается до 250, потому что работают аттракционы и кафе — они приносят больше дохода, чем зоопарк.

Аттракционы в зоопарке появились еще в 2004 году, когда я подсчитал, сколько надо денег оставлять в зиму на корм, зарплату — стало очевидно, что без них никуда».

В таком случае планируете ли открывать новые аттракционы?

«Свободной для новых аттракционов территории больше нет, поэтому постараемся заменить некоторые из имеющихся. В 2013–2014 году около 19 небольших аттракционов были привезены из Китая, автодром — из Италии. Последний обошелся очень и очень дорого — около 15 млн рублей. Не хочу ставить экстремальные аттракционы, потому что они зачастую привлекают молодежь, которая готова выпивать.

Я предпочитаю развивать семейный отдых. Семья, дети, живой мир для меня значимее. Радостно, что все больше студентов и влюбленных пар выбирают посещение зоопарка вместо распития спиртного в выходной день».

Зоопарк «Лимпопо» и сам разводит и продает кроликов и даже шиншилл, разве это не приносит доходов?

«Приведу простой пример: в 2014 году мы продали животных на 1 млн 200 тысяч рублей, а купили на 6 млн рублей. Когда ты приобретаешь новое животное, не можешь торговаться — его сразу перехватит другой зоопарк. Причем купив редкое животное, его детеныша сможешь продать гораздо дешевле, потому что на продажу „свои“ животные всегда дешевле.

К слову, вот мы привезли долгожданных верблюдов, вскоре они начали плодиться, дальше как быть с потомством? Даже если удастся найти покупателей, надо еще доставить животное.

Я, например, с прошлого лета не могу из Чехии перевезти антилоп: ветеринарные вопросы смогли утрясти, но самолетом переправить нельзя — они уже выросли, а браться за перевозку автофургоном через Польшу или Украину никто не хочет. Когда животные мелкие — проще, их быстро самолетом доставят».

Как же тогда вы слона привезете, если все-таки решитесь его приобрести?

«Со слоном дело не только в перевозке. Покупка одного слона может обойтись как содержание половины зоопарка, поэтому у меня даже в планах пока его нет, хотя это действительно знаковое животное для любого зоопарка. Без государственной поддержки я не смогу его себе позволить».

После трагедии с лебедем Царевной что-то изменилось в системе безопасности зоопарка?

«Камеры наблюдения у нас работали и тогда, когда лебедя убили, и сейчас. Проблема в том, что на камерах видно только, как человек подходит к вольеру или пруду, но не понятно, что он кинул животному или птице. Я до сих пор не знаю, зачем понадобилось так издеваться над животным: может, это был подросток, который накормил лебедя хлебом с иглой, не подумав, а может кто-то вполне намеренно так поступил».

Такие истории раньше уже бывали?

«Да, несколько лет назад умер лебедь. Отбился от всех, стал увядать, ничего не ел, спасти не смогли. Когда сделали вскрытие, в горле нашли леску с рыбацким крючком, которым обычно уток ловят. Утки легко крючок заглатывают, а у лебедя даже леска обмоталась вокруг языка и оторвалась. Конечно, надо наказывать таких „рыбаков“, но как? Нередко приходят поразвлечь собак, чтобы они гоняли уток, натравливают на них — злых людей много».

Если говорить про 2018 год и Чемпионат мира по футболу, выработан ли у Вас особый план действий?

«Я не заточен на 2018 год, я реалист и не мечтаю, что в этот год в зоопарк потекут денежные реки. Нижний Новгород получит новые дороги, гостиницы, что хорошо, и стадион, который потом не понятно на какие средства содержать, это ляжет на плечи города еще одной проблемой.

Думаю, в зоопарке футбольных болельщиков будет очень мало. Это ведь не Олимпийские игры, на которых представлены благородные виды спорта, а зрелище для футбольных болельщиков. Честно, я ничего хорошего не жду, потому что видел уже и разбитые витрины, и перевернутые руками фанатов стулья. Сам я не хожу на футбол, но люблю хоккей, потому что это действительно „театр“, да и публика всегда дружелюбная.

Надо думать не о Чемпионате мира, а о развитии внутреннего туризма, который пока в Нижнем Новгороде находится в каком-то замороженном состоянии. Часто друзья из других городов мне говорят, что готовы приехать, но нет принимающей стороны, которая взялась бы за организацию поездки, большинство нижегородских турагентств занимаются исключительно продажей путевок. Предлагаю сотрудничество — им это не надо, потому что для них это копеечный бизнес».

Наверняка зоопарк посещают друзья и родственники нижегородцев из других регионов?

«В этом отношении 2015 год был очень показательным: я заметил, что летом было больше иногородних, чем нижегородцев. На мой взгляд, причин тому много: россияне стали меньше выезжать за границу, но не привыкшие сидеть весь отпуск дома все-таки стараются двигаться и поэтому начали интересоваться российскими городами. Часто приезжают гости из Санкт-Петербурга, Москвы, Тюмени, то есть тех городов, которые связаны с Нижним Новгородом железной дорогой. Это видно и по отзывам в гостевой книге, и просто, когда гости обсуждают с продавцами сувенирных лавок в зоопарке свои впечатления от пребывания в нашем городе.

Говоря о том, что нижегородцы реже стали посещать зоопарк, я понимаю, что тут дело в психологии: у некоторых теряется чувство новизны, а привычки и стремления посещать красивые места не развиты. Например, у нас есть абонементы на посещение (около пяти тысяч рублей на год), но ими пользуются мало. Это не большая цена, хотя я часто слышу, что билеты очень дорогие. Вход в бразильский зоопарк стоит 800 рублей, а там всего три гектара площади и в основном представители водного мира, в Крыму и Геленджике — 900 рублей, хотя понятно, что посещаемость у них благодаря туристам гораздо выше, чем в „Лимпопо“.

Порой становится обидно, что люди не понимают, что заработанные деньги тратятся не только на животных, но и зарплату сотрудникам, уборку, ремонт, новое строительство. Не понимаю, как можно сравнивать 400 рублей, потраченные на зоопарк и бутылку хорошего вина, ведь от посещения зоопарка получаешь эмоции, которые будут радовать еще не один день и останутся в памяти надолго».

Как-то вы пообещали, что «Лимпопо» войдет в пятерку лучших зоопарков России. Вам уже удалось этого добиться?

«В прошлом году международный сайт путешественников TripAdvisor присудил нам второе место в России после Новосибирского зоопарка и 25-ое место в Европе по отзывам туристов, которые оставляли пользователи на сайте. Конечно, нам есть, куда расти, ведь это оценка не специалистов, а простых посетителей.

Мне лично также очень важно, что делегация из Чехии высоко оценила нашу работу, потому что они всегда комплексно оценивают зоопарк — от дизайна до условий содержания животных.

Я часто бываю в зоопарках других стран: на мой взгляд, в Чехии, Австрии, Германии зоопарки близки к образцовым. За границей не только владельцы, но и власти заинтересованы в том, чтобы иметь хороший зоопарк. В Германии около 260 зоопарков, в России при нашей-то территории — около ста, причем некоторые я зоопарками не могу назвать — это зверинцы, большинство из которых напоминают клетки и вызывают только негативные эмоции.

Из российских зоопарков нравится Новосибирский и Красноярский — в них вложена душа, они удобны для посетителей и животные в них ухожены. Отмечу, что в Ижевске построили хороший зоопарк — у них прекрасные вольеры для медведей, морских котиков. Московский зоопарк считается флагманом для российских зоопарков: в нем ведется масштабная научная работа, есть хорошая финансовая база для развития, но и они сталкиваются с трудностями».

В прошлом году вас избрали депутатом Гордумы Нижнего Новгорода и назначили заместителем председателя комиссии по экологии. Какие, на Ваш взгляд, наиболее проблемные вопросы нужно и можно решать в этой сфере?

«Меня волнует, что никто не хочет заниматься сточными водами — как ни спрошу, все время про миллиарды рублей какие-то говорят. Без развитой ливневой канализации после каждого дождя кругом лужи, трава забрызгана этой грязью и даже прорасти не может. Кроны деревьев не подрезаны, месяцами висят обломанные сучья, а спросить за это не с кого: либо отшучиваются, либо не хотят замечать того, что живут как в болоте.

Не нужно миллионов, чтобы содержать город в порядке, надо ежедневно работать, тогда город будет выглядеть ухоженным. Ведь можно же учиться лучшему у Европы, говорят, зима виновата — разве в Финляндии, Канаде зима какая-то другая? Надо начать с малого, тогда за несколько лет все получится исправить. Новая Гордума собралась, а вопросы те же самые из года в год поднимаются».

Очевидно, что Вы живете зоопарком, а чем еще занимаетесь?

«От депутатской работы сейчас большая нагрузка. После того, как стал депутатом, все почему-то думают, что я стал банкиром и могу раздавать деньги направо налево. Хотелось бы помогать людям больше, но обращаются в основном с финансовыми проблемами.

А вообще я готовлюсь открыть музей здесь, в зоопарке. У меня большая коллекция весов, замков, техники, самоваров, оружия, телевизоров, магнитофонов, радио, монет — начиная от ханских и времен Ивана Грозного до современных, иностранных, монет с животными. Эти экспонаты я собирал сам, а дарят мне в основном только статуэтки сов. У меня в кабинете их более шестисот штук, и это не все, просто ставить уже некуда».

Открытие музея — это пока еще только идея?

«Уже подобрал место — музей будет на месте фазанария, построенного самым первым в зоопарке. В конце года его снесем, птиц разместим в других вольерах. Если финансовый год сложится хотя бы на уровне прошлого года, то смогу реализовать этот проект уже в этом году».

От предпринимателей часто можно услышать, что ставки за электроэнергию, отопление очень высокие, Вы с этим согласны?

«Да, электроэнергия очень дорогая, вода тоже подорожала, но терпимо. Конечно, можно было бы свою скважину вырыть, потому что поливаем много растений, газоны, но на это нужна лицензия, тогда бы вода сразу в золото превратилась (смеется — прим.). И потом, вдруг вода не очень хорошая будет? Нужны будут фильтры и так далее».

Вы ведь давно живете в Нижнем Новгороде, как город изменился за это время?

«Я родился в Белоруссии, а в Нижний Новгород приехал в 1979 году, когда меня призвали служить. Военная часть была на Московском шоссе, и, если честно, когда я пошел первый раз в увольнение, был в шоке: в автобусе матерились пьяные мужики, в тоннелях возле Московского вокзала сидели попрошайки. В Белоруссии такого не было: если кто-то и сидел с протянутой кружкой, его сразу же забирали в отдел. Я считаю, что полиция не работает должным образом.

Мне не нравятся трамваи, которые не только грохочут, но и разбивают дороги, может, когда-то они и помогали бороться за экологию, но я знаю, что в Иваново, например, убрали все трамваи и закатали дороги асфальтом: теперь не стало этих перекошенных столбов с проводами, которые скрывают красивые здания.

Считается, что Беларусь бедная страна, но если пройтись по Минску, увидишь широкие проспекты, аккуратные дорожные знаки, указатели, невольно подумаешь, почему у нас так не могут сделать? Ведь в Нижнем Новгороде каждый столб увешан рекламой „досуга“ и квартир на час, и всех это устраивает.

Конечно, город изменился за счет новостроек, появились хорошие торговые центры, кинотеатры, которые могут сравниться только со столичными. Возможно, мы этого не ценим, но ведь это обеспечивает совсем другой уровень жизни».

Став уже почти коренным нижегородцем, что бы Вы хотели пожелать жителям города?

«Я бы пожелал чаще ходить в зоопарк. Мы работаем для того, чтобы создать благоприятные условия и для животных, и для гостей зоопарка, где можно укрыться от дождя, перекусить, если голоден, покормить ребенка, для этого мы сделали комнату матери и ребенка со всем необходимым. Нельзя жалеть денег на себя, на близких, на других людей, с собой в могилу их не унесешь. Все должно радовать — скошенная трава, цветущие деревья и так далее. Не нужно скупиться на получение этих эмоций.

Надо понимать, что зоопарк — это маленький город, в котором животные рождаются, живут, приезжают, уезжают, иногда, к сожалению, и умирают тоже. Когда началась эпидемия гриппа, это принесло массу волнений, ведь обезьяны болеют, как и люди, только ничего не скажут, а будут бегать до последнего, пока замертво не упадут. Поэтому у меня все сотрудники ходили в масках.

Пожелал бы, конечно, финансового благополучия и постараться не быть потребителем, а что-то производить».

Несколько лет назад вам вручили премию «Человек-праздник» за то, что представляетесь горожанам в образе исключительно положительного человека. Что вам как руководителю и как человеку помогает уладить неурядицы и справиться с трудностями, несправедливостью или непониманием?

«Что бы я ни делал, я смотрю вперед на несколько шагов».

На сколько лет вперед в будущее зоопарка Вы готовы заглянуть?

«Не знаю, все зависит от моего здоровья».

Преемника пока нет?

«Пока нет, воспитываю дочь, ей 3,5 года, в ней чувствуется управленческая жилка: она приучена к порядку, требовательная, очень любит зоопарк. Так что придется самому поработать еще лет 20 (смеется — прим.)».

Любое использование материалов допускается только при наличии активной ссылки на vgoroden.ru
Информационное агентство «В городе N» (16+). Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) за регистрационным номером ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Created using Figma