Top.Mail.Ru

Гендиректор «Пари НН» Давид Мелик-Гусейнов: «Мы хотим показать, что футбол — это не каноническая секта избранных»

449
18+

Гендиректор «Пари НН» Давид Мелик-Гусейнов: «Мы хотим показать, что футбол — это не каноническая секта избранных» - фото 1

Футбольный клуб «Пари Нижний Новгород», буксовавший на старте сезона премьер-лиги 2023/24 годов, после 11 проведенных матчей неожиданно для многих оказался на пятом месте в турнирной таблице. В активе пять побед и две ничьи, в пассиве четыре поражения, и при этом положительная разница по забитым и пропущенным мячам — 11–9.

В преддверии игры в рамках 12-го тура чемпионата с серьезным соперником — московским «Спартаком» — ИА «В городе N» пообщалось с новым генеральным директором команды Давидом Мелик-Гусейновым. Вопросы касались того, как сложился для него переход в июле текущего года с поста чиновника, отвечавшего за социальную политику в Нижегородской области, в кресло футбольного функционера главной команды региона, креативных акциях по привлечению болельщиков на домашние матчи и его взаимоотношений с главным тренером Сергеем Юраном.

Давид Валерьевич, начнем с вопроса, который не дает покоя как вашим поклонникам, так и недругам: переход с поста заместителя губернатора на должность гендиректора футбольного клуба для вашей карьеры — шаг вперед, шаг назад или, образно выражаясь, прыжок в сторону?

Мне очень странно, что этот факт настолько интересен, особенно, недоброжелателям. Я никогда не мерил свою жизнь шагами. В настоящий момент я полон энергии и желания созидать и развиваться и сам, и вместе с людьми, которые меня окружают, поэтому свершившийся переход для меня — это движение вперед. А если кто-то видит в этом некий тайный смысл, то это всего лишь игры воображения и их стремление «побурлить» и что-то там обсуждать. Хотя, конечно, не могу сказать, что я не рефлексировал, но любой человек, который хочет развиваться, должен выходить из зоны комфорта, в которой он долгое время пребывает.

Не могу сказать, что медицина — именно такое место, потому что были очень непростые времена пандемии коронавируса, но каждый шанс в тот период времени был максимально использован, и я чувствовал себя, условно говоря, как рыба в воде: все знал, все понимал, не всего смог достичь, но тем не менее.

Когда появилась зона дискомфорта, она расширила мое сознание, дала понимание того, что есть жизнь за пределами социальной сферы, есть спорт, есть у людей другие интересы. И что я могу здесь чему-то научиться и привнести свой опыт, полученный в бизнесе и на госслужбе. Пока что это и мне, и тем, кто рядом, идет на пользу.

Чему не перестаете удивляться на новом месте работы?

Человеческим эмоциям, прежде всего. Радости от ярких моментов, от побед. Если на госслужбе показывать свое живое отношение не приветствуется, хоть я и пытался, если что-то происходило из ряда вон выходящее, дать свою оценку на уровне чувств, то в футболе эмоции не являются чем-то сакральным. Если команда побеждает, все радуются, чему доказательство — видео из раздевалки.

Гендиректор «Пари НН» Давид Мелик-Гусейнов: «Мы хотим показать, что футбол — это не каноническая секта избранных» - фото 2

Когда случается поражение, вместе с игроками погружаюсь в рефлексию и пытаюсь понять, а что не так? На каком этапе была допущена ошибка? И это не индивидуальное, а коллективное мышление. Ведь причины осечки могут быть ничтожными: от того, выспался ли человек, как он поел, как приехал на игру, от того, что ему сказали, улыбнулись или нет, может зависеть результат на табло. Поэтому я удивляюсь этой искренности, командной работе, и сейчас я буквально растворился в приятной мне атмосфере, которая дает драйв.

Чем сложнее руководить: министерством здравоохранения или футбольным клубом?

Самим собой! Нужно понимать правила игры и не изменить себе ни в коем случае. Я не поменялся, несмотря на сложившиеся обстоятельства. Кроме того, на помощь всегда приходят близкие люди. Только они скажут правду, посмотрят тебе в глаза и поддержат даже тогда, когда весь мир от тебя отвернулся, и порадуются вместе с тобой искренне не потому, что надо, а потому что так велит сердце. Если у тебя горе, его может разделить с тобой каждый, а искреннее счастье, без всякой зависти, только близкие.

Какие трудности пришлось преодолевать сразу, как только стали гендиректором?

Любое дело следует начинать со стратегии, которую, как минимум, надо сформулировать, а как максимум погрузить в нее всех, кто рядом с тобой. Ключевые параметры для меня сейчас — полный стадион зрителей, самоокупаемость клуба, участие в еврокубках через 5–7 лет. Мне важно, чтобы люди, болеющие футболом, разделяли эти стремления и помогали нам в реализации стратегии, поэтому каждый день должен идти на пользу в достижении целей.

Какие у вас взаимоотношения с футболом, в целом? В детстве пинали мяч с друзьями во дворе? Или, может быть, сейчас играете?

Как многие дети, пропадал на спортплощадке. Профессионально футболом не занимался, но болел за ЦСКА, который мне и сейчас нравится. Более того, мой ребенок занимается в школе красно-синих. Не знаю, кто на меня повлиял, но я ходил на домашние матчи «армейцев» в Москве. А когда жил в Пятигорске, тоже был близок к футболу, так как дом стоял рядом со стадионом, где я волонтерил, а еще два года подряд помогал организовывать matchday* команды «Машук-КМВ», которая до сих пор играет, хоть и не хватает звезд с неба, чего, впрочем, и не нужно небольшому клубу из курортного города. В общем, футбол шел со мной параллельным курсом, поэтому неправильно будет говорить, что я «проснулся» и в новом для себя мире очутился.

Конечно, я чего-то не знаю до сих пор, чтобы принимать очень быстро управленческие решения, но, с другой стороны, это позволяет мне разобраться в тех или иных ситуациях, задать людям критические вопросы, от ответов на которые очень многое зависит, в том числе и на уровне российской премьер-лиги и РФС.

Иногда приходится даже поставить некоторых в тупик, потому что я спрашиваю: «Почему?» А мне говорят: «Мы так привыкли». То есть незашоренность позволяет провоцировать на диалог, который может принести определенную пользу. Потому что если где-то логика нарушена в тех или иных событиях, и ты со стороны понимаешь, что это неправильно, задаешь вопросы, тогда с тобой начинают соглашаться и говорят: «Да, давайте поменяем это».

С вашим приходом в клуб креатив, связанный с привлечением интереса к команде, поднялся на более высокий уровень. Тематические группы болельщиков на трибунах, гигантские футболки на нижегородских домах, сертификаты на подарки под сиденьями, подписание контрактов с футболистами в необычных местах — это все ваших рук дело?

Гендиректор «Пари НН» Давид Мелик-Гусейнов: «Мы хотим показать, что футбол — это не каноническая секта избранных» - фото 3

Хотел бы сказать «да», но это командная работа нового менеджмента клуба. Сев и обсудив, какими мы должны быть, в первую очередь, поняли, что спортивные результаты важны, но они будут тогда, когда есть поддержка, а она появляется, когда есть интерес болельщиков. Его мы считаем первичным. Если он есть, то и успехи будут. Мы сознательно пошли на то, чтобы стать привлекательными для разных целевых аудиторий с помощью создаваемого контента. В нашем мире различных возможностей предыдущие подходы, например запуск ролика на телевидении про нас, который крутят в рекламных паузах, уже не работают. Футбол, само собой, объединяет, но все, что около футбола должно быть таргетировано на разные группы людей: детей, взрослых, пенсионеров и других.

Кстати, анализировали, как сработал последний креатив клуба про «женский оргазм»?

Так это ж совсем про другое было, если разобраться. В спортивной практике есть такой термин «футбольный оргазм». Это когда яркие эмоции и события, например, победа, которую ты очень ждешь, вожделеешь. И вот она приходит вместе с эйфорией, которая разливается по трибунам, а затем царит в командной раздевалке. А то, что до этого несколько СМИ вышли с заметками, что некоторые испытывают сложности с оргазмом, то в этом нет ничего постыдного.

Кто сказал, что это табуированная история? Другой вопрос, что мы начали креативить, а кто-то эту историю быстро перехватил, пытался ее отжать в свою пользу — слили в telegram-каналы, которые очень грязно, некрасиво все подали, отыграв в свою пользу и сказав, что «вот они какие примитивно мыслящие люди в футбольном клубе, ничего не понимают, а мы-то! Мы-то все знаем».

На самом деле, все, что изначально на эту тему написали, в том числе и в прессе, это исключительно было додуманное и притянутое за уши. Но то, что произошло потом, я считаю нашей победой, потому что эта акция стала, во-первых, заметной, ее подхватили во всех клубах РПЛ, известные люди одобрили и сказали, что в этом нет ничего предосудительного.

Когда вы были министром, жестко отреагировали на критику от комика Азамата Мусагалиева про парк в Павлове, который он назвал родиной Пеннивайза, а вот слова блогера Артемия Лебедева про креатив с Мамаду Майга на «Воднике» почему-то проигнорировали?

Гендиректор «Пари НН» Давид Мелик-Гусейнов: «Мы хотим показать, что футбол — это не каноническая секта избранных» - фото 4

Я против «платных историй», когда кому-то дают деньги, чтобы он что-то похвалил. Мы не платили, и нам, по большому счету, безразлично мнение Лебедева, каким бы популярным он ни был человеком. Есть у него много ярких комментариев в поддержку каких-то несуразных вещей, с которыми я категорически не согласен, но я же не пользуюсь возможностями медиа и не говорю, что это все… чепуха. Я держу свое мнение при себе, а если ты публичный человек и начинаешь судить… В Библии что написано? «Не судите, да не судимы будете». Ты тогда лучше вникни во всю эту историю, поговори с первоисточником, а потом высказывай свое суждение. А так вот словить на этом хайп на 12 миллионах просмотров — очень легкая история. Я со всем уважением отношусь к людям, которые чего-то добились в жизни, но я категорически не приемлю осуждение, судить может только судья.

Каких еще креативных акций стоит ждать болельщикам в ближайшее время?

Их будет очень много, в том числе на ближайшем матче с «Сочи», но вопрос не в том, чтобы только перфомансы показывать. Креатив должен быть логично встроен в работу команды. Мы хотим показать, что футбол — это не каноническая секта избранных. На него можно и нужно приходить людям, которые ни разу на футболе не были. На игры можно приходить с детьми, потому что здесь их не обидят, здесь им будут рады. На футбол можно приходить людям с ограниченными возможностями, потому что здесь все для этого есть, начиная от сидений и заканчивая специальными программами, которые мы для них организуем. Футбол — это весело, это те самые эмоции, которых в обыденности не хватает. Ведь как устроена жизнь? Обычно — это рутина. Даже у меня как у футбольного функционера. Утром просыпаешься — завтрак, транспорт в офис, далее какие-то встречи, переговоры, но, когда приходит matchday, он должен быть праздником. И при этом не напоминать поход в огороженную колючей проволокой зону, где, простите за мой французский, идет шмон, и вас пытаются всего просканировать, до кучи буркнуть еще что-нибудь в лицо и на весь день испортить настроение.

Футбол — это праздник, который начинается от ворот и ими же заканчивается, когда человек выходит со стадиона.

Поэтому мы хотим через различный креатив и яркие акции, через качественную игру наших футболистов этот праздник создать. Слишком много бед и несчастий вокруг нас, горя и негативных моментов, хейта и неоправданной зависти. Футбол должен быть пространством, свободным от всего этого. Здесь только позитив и хорошие эмоции.

Как вы считаете, нужно ли было вводить «паспорт болельщика», чтобы в итоге на 45-тысячном стадионе набиралось не более 10 тысяч человек? А «ультрас» и вовсе не ходили на матчи? Как вернуть фанатов на трибуны?

Если мы говорим о фанатах, то у нас их не более 200 человек — менее одного сектора. Конечно, мы хотим, чтоб они вернулись на стадион даже при всей своей немногочисленности. Мое отношение к «паспорту болельщика» таково: если бы его не было, я бы высказался против его введения. Ведь решение получилось половинчатое: на матчи чемпионата он нужен, а на кубок, за исключением финала, нет. Если делать «паспорт», то распространять его следует не только на футбол, но и на другие виды спорта: хоккей, например.

Но бороться против мер, принятых на федеральном уровне, — это как противостоять ветряным мельницам, как это делал Дон Кихот под улыбки своей Дульсинеи Тобосской.

В Нижегородской области «паспорт болельщика» получили более 100 тысяч человек, которые подтвердили свое желание приходить на стадион и болеть за нашу команду.

Я думаю, больший вред, чем Fan ID, нанес COVID-19 с его ограничительными мерами, но, с другой стороны, цена вопроса — человеческие жизни. Сейчас люди возвращаются на стадион, они понимают, что «паспорт болельщика» — это не повестка в военкомат. Кроме того, те болельщики, которые в свое время бойкотировали матчи разных клубов, также постепенно обозначают свое присутствие на трибунах. Я надеюсь, что нижегородцы, видя это, осознают, что без них команде играть намного тяжелее.

Сейчас «Пари НН» показывает хороший результат в чемпионате, но вылетел из Кубка России. На этот турнир не было особого настроя?

Скорее, так сложились обстоятельства. У нас новый состав — в летнее трансферное окно пришли 16 футболистов. Крайне важным было, чтобы они сыгрались внутри команды, обошлись без травм, поэтому два соревнования для формирующегося коллектива стали тяжелым вызовом. В итоге Кубок упустили, но мы не расстраиваемся. В будущем году в те дни, когда будут проводиться кубковые матчи, у нас пройдут товарищеские игры, а в следующем розыгрыше обязательно поборемся и за этот трофей. Сейчас же задача — быть как можно выше в турнирной таблице, чтоб не в «стыках» переживать: останемся, не останемся, а бороться за высокие места.

Что вам импонирует в тренерской методике Сергея Юрана?

Сергея Николаевича я, кстати, знаю давно, еще по ставропольскому «Динамо». Также восхищался его игрой, когда он был в составах европейских клубов в 90-х годах, и уже тогда понимал, что это человек рвет шаблоны, не лезет за словом в карман, не боится говорить правду о том или ином событии, четко формулирует причины и, самое важное, не только на публике, но и внутри, в работе с командой.

Я вижу, какие слова он находит, как он пытается молодым ребятам привить ту футбольную мудрость, которой сам владеет, и чтоб они ее не отторгли, как чужеродную.

Это очень ценное качество. Просто что-то сказать, мало, надо, чтоб тебя еще и поняли. Кроме того, Сергей Николаевич прекрасно осознает, что сегодня в футбольном мире без медийной составляющей никуда и что надо поддерживать имидж команды, быть максимально популярным и востребованным. А мы, в свою очередь, понимаем, что без каких-то важных для Юрана элементов, не получим результата.

Если кто-то считает, что команда сможет выигрывать, к примеру, прибыв на игру не на самолете, а на поезде или на автобусе, то он глубоко ошибается. Поэтому мы идем на то, чтобы найти удобные для футболистов способы добраться на выезд, организовать их быт. Плюс у каждого игрока есть какая-то своя, личная история: у кого-то семья здесь живет, у кого-то какие-то происходят события, счастливые, не счастливые, где мы тоже должны быть участны. И когда тренер нам об этом говорит, потому что он контактирует с командой ежедневно, мы, конечно, сразу реагируем и помогаем.

Не так давно появилась информация, что «отступные» за Юрана — 200 млн рублей. Это правда?

Когда такие новости «бурлят» вокруг тренера и команды, значит, это кому-то надо. Вспомните первые матчи в этом сезоне, когда у нас были достаточно сильные соперники и начали мы не очень хорошо — шли на последних строчках в турнирной таблице. И тогда на 3–4 игре все начали говорить: «Юран на выход!», и что он не проведет с командой больше ни одной встречи. Я тогда в клубе был человеком новым и не понимал, что происходит, а потом мне стало ясно, что «выбивать почву из-под ног» — это выгодно.

Футболисты — те же люди, прочитали они заметку, что завтра тренера твоего уберут. Какой у них будет настрой на созидание и качественную игру?

Это все конкурентные войны, битвы агентов различных клубов, которые пытаются тем самым как-то повлиять на результаты. У Сергея Николаевича мощный кредит доверия и от меня, и от Глеба Сергеевича Никитина, который с ним тоже напрямую иногда взаимодействует.

Есть ли в команде футболисты, к которым в настоящий момент демонстрируют интерес зарубежные и российские клубы?

Практически все ребята «находятся под прицелом» скаутов как российских, так и зарубежных команд. Дня не проходит, чтобы не получили «весточку» от наших коллег внутри страны, либо за ее пределами. И мы иногда не скрываем, когда интерес перерастает в какую-то официальную историю. Но мы против «сливов» и каких-то «телеграмных войн». Если клубы приходят к соглашению, об этом говорим. И это касается не только наших ребят, которые непосредственно голы забивают, а всей команды, включая вратарей.

Что скажете о потенциале нападающего Зе Турбо? Наблюдения за его игрой со стороны противоречивые. Да, забил «Крыльям» и «Оренбургу», но при этом скорости на поле не демонстрирует. За какие качества приобрели этого нападающего?

Во-первых, решение взять в команду человека с таким громким псевдонимом не было спонтанным, и это не маркетинговый ход. Мы видели, как он играет в других клубах, наши скауты «вели» его какое-то время. Во-вторых, несколько игр он как человек, который никогда не был в России, проходил адаптацию. Это я вам еще и как специалист от медицины говорю. Даже если нижегородец поедет играть куда-нибудь на юг России, он будет приспосабливаться какое-то время к климату, к воде, к людям с их ментальностью. То же самое и у Зе Турбо произошло. Когда он только приехал, показывал результаты не те, которые мы хотим, но он активно работает внутри команды. Если раньше только наблюдал за тем, что происходит, то сейчас вовсю налаживает контакты в коллективе, и мы не видим коммуникационного барьера. За время пребывания в клубе Зе, кстати, похудел на 10 килограммов. Считаем его приобретение правильным выбором.

На ваш взгляд, без участия в еврокубках уровень российского футбола падает?

Я смотрел товарищеский матч с Кенией и был расстроен, если честно. Могли бы играть значительно лучше. Никого не критикую, но как зритель, который понимает, как игроки должны бежать, куда отдавать передачи, как в защите действовать у своих ворот, скажу, что многое не удалось. Качество упало, но, как мне кажется, не сильно. Слава богу, что никто не отвернулся от России, что у нас продолжают выступать легионеры. А вот уровень отношения к футболу снизился, некоторые потеряли позитив, связанный с этой игрой. И в этом не только Fan ID виноват, но и другие события. Но я думаю, что ситуация поправима, так как нет другой отдушины. В театр пойдешь, но что там получишь? Другую жизнь, далекую от реальности, сыгранную актерами. В кино все в гриме и все заретушировано. А в футболе — молодые спортивные ребята, показывающие свое умение и мастерство, заряжающие тебя на какие-то хорошие позитивные поступки. Например, вести здоровый образ жизни. А где ты это можешь почерпнуть? В большом спорте.

На сентябрьские игры в сборную России вызывались два футболиста «Пари НН», а на октябрьский — ни одного. Почему?

У нас была возможность подготовить наших ребят к предстоящим матчам, в том числе с московским «Спартаком» и «Сочи», не отвлекая их от тренировочного процесса в клубе.

Какие ожидания от предстоящего выездного матча с красно-белыми с учетом того, что в Кубке страны случились два поражения?

Приоткрою небольшой секрет: у нас каждый разговор с Сергеем Николаевичем, будь то очно или по телефону, заканчивается примерно одинаково. Я его спрашиваю: «Ну что, чего ждать?» Его ответ всегда один и тот же: «Все будет хорошо!» Я уверен, что именно так и произойдет. Ребята, которые играли со «Спартаком», ЦСКА и другими большими клубами, стали сильнее и уже не боятся больших и громких фамилий. Мы настроены на победу.

* игровой день, наполненный не только спортивным соревнованием, но и досугом: концертами, ярмарками, перфомансами и прочими активностями.

Автор: Дмитрий Лавров·Фото: пресс-служба ФК «Пари Нижний Новгород», Арина Суманова