«Нужно иметь запас прочности»: как пандемия повлияла на нижегородский бизнес

2 сентября 14:10
956
16+
эксклюзив

«Нужно иметь запас прочности»: как пандемия повлияла на нижегородский бизнес - фото 1

Фото: https://www.instagram.com/noot.toot/

Пик заболеваемости COVID-19 уже позади. Все с нетерпением ждут снятия оставшихся ограничений и надеются на то, коронавирус не вернется в Нижегородскую область второй волной. Однако последствия пандемии, в том числе и экономические, мы будем ощущать еще долго.

Согласно информации Федеральной налоговой службы, по данным на 10 марта 2020 года в Нижегородской области было зарегистрировано 128,4 тысячи субъектов малого и среднего предпринимательства, а на 10 августа этого же года — уже 120,5 тысяч.

Около 8 тысяч местных компаний за время пандемии были закрыты.

Кофейни

«Нужно иметь запас прочности»: как пандемия повлияла на нижегородский бизнес - фото 1

Фото: https://www.instagram.com/coffeelikenn/

Ограничение на торговлю кофе «с собой» в Нижегородской области не вводились. Однако это не значит, что отрасль не ощутила на себе пандемию. Многие нижегородцы перешли на удаленный режим работы, а кто-то вообще ушел на «каникулы». Гулять по улицам стали меньше. Это напрямую повлияло на доход уличных заведений.

Руководитель сети кофеен Coffee Like в Нижнем Новгороде Анна рассказала, как работали заведения во время режима повышенно готовности.

Всего в Нижнем Новгороде 15 кофебаров CoffeeLike, а также несколько партнерских точек. Все кофейни закрылись с объявлением режима повышенной готовности, правда, всего на день.

Примерно один день нам нужен был для того, чтобы посмотреть на обстановку: можно нам работать, нельзя? Если можно, то на каких условиях. То есть был один день, когда ничего не работало. После этого мы начали постепенно открывать точки, — пояснила девушка.

Первыми открылись две кофейни на площади Горького и на Казанском шоссе. Некоторые точки возобновляли работу, но потом закрывались обратно. Например, кофейня у канатной дороги проработала всего несколько дней: там не было трафика, а значит, и смысла держать заведение открытым. Сейчас (начало сентября - прим. ред.) к работе вернулись почти все кофебары.

В условиях, когда большинство кофебаров закрыты, компании не удалось сохранить всех своих сотрудников. Работали только сотрудники незакрытых точек: в масках, в перчатках, в хорошем самочувствии, с измерением температуры. Все как надо, по правилам. В апреле, в самом тяжелом месяце, когда работало только два кофебара, большинство сотрудников ушло в неоплачиваемый отпуск. Несмотря на это, мы выплатили полную зарплату за март со всеми премиями, бонусами, ничего не урезая. Пришлось наскрести деньги, — объяснила девушка.

Большой проблемой для кофейни стали долги перед поставщиками. Анна объяснила, что перед тем, как все заведения закрылись, были сделаны крупные заказы на продукты. В итоге продукцию доставили, но реализовать ее не удалось, а оплачивать ее все равно надо.

Также за время эпидемии кофейни продолжали платить аренду.

Нужно поддерживать хорошие отношения с арендодателем, потому что в период сложных ситуаций, если у вас хорошие отношения, многие пойдут навстречу, — поняла для себя Анна.
 

Цены в кофейне не поменялись.

Убрали полностью программу лояльности «шестой стакан». Это вынужденная мера. Скоро будет мобильное приложение с новой программой лояльности, — рассказала Анна.

Хостелы

«Нужно иметь запас прочности»: как пандемия повлияла на нижегородский бизнес - фото 2

Фото: хостел Smile 

Гостиничный бизнес вошел в список одних из наиболее пострадавших от пандемии отраслей бизнеса. Лишившись постояльцев, некоторые отели Нижегородской области начали работать как обсерваторы. Но далеко не все гостиницы подходили по требованиям санитарных врачей. В итоге нижегородские отели и хостелы остались без посетителей, а значит, и дохода.

 О том, как гостиничный бизнес пережил коронавирусные ограничения, нам рассказала владелица хостела Smile Мария.

По ее словам, январь—февраль для хостела выдались удачными, но уже в марте, еще до введения строгих ограничений, постояльцев стало намного меньше.

Я приобрела хостел в сентябре 2019 года. То есть я не могла отложить много, у меня бы в любом случае не вышло. Вот эта пандемия, она вообще ниоткуда как будто возникла. Я не ожидала, что так произойдет, что нам придется закрыться. У меня не было отложено даже близко такой суммы, — рассказала Мария.

У Марии семейный бизнес: сотрудники хостела — ее родные, поэтому женщине было немного проще. Хотя зарплаты все равно пришлось  урезать. При этом у ее сотрудников появились новые обязанности, в первую очередь, — дезинфекция. Марии удалось получить субсидию на зарплату сотрудникам и покупку чистящих средств, но даже на эти цели ее было недостаточно. «Почти ничего этими деньгами не закроешь», — призналась владелица хостела.

 

Самой большой статьей расхода предпринимательницы стала аренда помещения.

За это время я и моя семья потеряли много денег, только вкладывая в бизнес, потому что была аренда (хоть она и снизилась на 50%). Когда мы были полностью «пустыми», нам все равно приходилось ее платить. Еще платить приходилось некоторым контрагентам, чтобы сохранить с ними договоры, — рассказала Мария.

Даже когда хостел открылся в июне, руководству не удалось выйти «в плюс». По словам Марии, на тот момент так работали все похожие компании — либо в «ноль», либо в убыток.

Такого предположить, мне кажется, никто не мог. Насколько я знаю, в моей сфере, многие вынуждены были закрыться, — заключила Мария.
 

Цены на проживание в отдельных комнатах хостела после выхода из коронавирусного пике не увеличились, а вот стоимость ночи в общем номере выросла на 60 рублей. Собственник бизнеса отмечает, но с эпидемией это не связано.

Я сравнивала с ценами конкурентов, поэтому и пришла к такому решению, — объяснила Мария.

Кафе

«Нужно иметь запас прочности»: как пандемия повлияла на нижегородский бизнес - фото 3

Фото: https://www.instagram.com/noot.toot/

Общепиту пришлось в пандемию особенно сложно. Сначала заведения закрылись полностью, потом им разрешили открыть веранды, только в июле кафе разрешили возобновить работу. До сих пор нижегородские заведения работают с ограничениями.

О том, как коронавирус повлиял на ресторанный бизнес ИА «В городе N» рассказал владелец кафе Noot Григорий.

Еще в марте до закрытия у нас очень серьезно просела выручка. Тогда еще никаких мер не было объявлено, но люди уже были очень напуганы. Кто-то уже ходил в масках, кто-то не ходил. Такое полупаническое настроение царило, — вспоминает Григорий.

Особенно это ощущалось на Большой Покровской, где находится заведение. Центральная улица была огорожена лентой, ее патрулировала полиция и Росгвардия.

Само кафе не закрывалось, работало на доставку.

Но люди заказывают еду на доставку, когда у них много денег и мало времени. А тут все дома сидели. С одной стороны, по деньгам непонятно что, у кого-то зарплату урезали, а с другой стороны, очень многие сами дома готовят, потому что делать все равно нечего, — объяснил владелец кафе.

Он добавил, что большая доля доставки — это бизнес-ланчи, которые никому во время нерабочих дней не были нужны.

Позже разрешили вернуть летние веранды. Веранды у Noot никогда не было. Ее установку мэрия обычно согласовывает  в конце февраля — начале марта, когда еще никто не знал, что всем заведениям придется закрыться.

Когда разрешили работу веранд, мы выставили столы на улицу. Через два дня пришла администрация, и нас оштрафовали. Столы мы убрали, начали все заново оформлять. Муторный процесс, — рассказал Григорий.

Готовый проект веранды Григорию пришлось высылать на согласование в администрацию города в конверте по почте.

Зарегистрировать сотрудников на портале удалось тоже только с третьего раза. В итоге сотрудники получили QR-коды, но и они работали через раз. Некоторых работников заведения останавливала полиция, доходило до того, что они пробирались на работу дворами.

Мы никого не увольняли, даже не урезали ставку. Но на период пандемии сократили рабочие часы. Некоторые уволились, пришлось даже нанять несколько новых сотрудников, — пояснил Григорий.

Когда разрешили открыть заведения с камерами и ограничениями на посадку, это тоже не очень помогло Noot. 

 

У нас зал  — 40 кв. метров, а есть такое требование, что на одного человека, включая сотрудников, должно приходиться 4 кв. метра площади. У нас три сотрудника, соответственно мы можем впустить к себе семь человек. За один столик — не больше четырех человек. Таким образом, получается, что мы можем поставить в зале максимум два стола на три и на четыре человека. Но если мы это сделаем, в зал в принципе никто не сможет больше зайти: ни сделать заказ, ни в туалет, никуда. Максимум можем работать с одним столом, но это на грани абсурда, — объяснил Григорий.

Сейчас зал открыт. Люди приходят, могут сделать заказ, могут подождать заказ, могут сходить в туалет, но есть в зале - нет.

С распространением коронавируса у работников заведения появились новые обязанности — дезинфицировать столы, проводить влажную уборку, заранее фасовать столовые приборы.

Доставкой занимался сам руководитель кафе. Если самостоятельно отвезти еду не получалось, этим занимались курьерские службы Яндекса.

Получил немножко денег от государства. С одной стороны, приятно, с другой стороны, это не какая-то бюджетообразующая сумма, — рассказал руководитель кафе.

Еще в марте Григорий понял, куда все движется. Он закупил 100 литров дезинфицирующего средства, которое тогда еще не стоило так дорого. После введения ограничений его стоимость увеличилась примерно в 5 — 10 раз. А вот маски кафе закупить не успело. СИЗы, диспенсоры, облучатели, упаковка для доставки — все это влетело заведению в солидную сумму.

Примерно 30-35% от суммы брали агрегаторы доставки. Некоторые из них, правда, пошли на встречу ресторанному бизнесу и понизили ставку на время пандемии.

Мы сделали упор на доставку: начали ее качественно развивать, сейчас делаем мобильное приложение. Это все останется. Стараемся идти в ногу со временем: делаем бонусную программу, — рассказал Григорий.

По словам владельца кафе, урон, который пандемия нанесла общепиту, пока сложно оценить. Кафе и рестораны — сезонный, «летний» бизнес. Именно летом они копят «подушку безопасности», а зимой существуют на эти средства.

 

Насколько получится за это лето что-то накопить — очень большой вопрос. Экономисты сходятся на том, что самые негативные экономические последствия нас ждут только осенью. Ждем осенью экономического кризиса, падения покупательской способности, которые наслаяться на низкий сезон, — предположил Григорий.

Скольким заведениям придется закрыться в этом году, сказать пока сложно, но вероятно, что больше, чем обычно.

Салоны красоты

«Нужно иметь запас прочности»: как пандемия повлияла на нижегородский бизнес - фото 5

Фото: https://www.instagram.com/theroom_nn/

Серьезной проблемой пандемия стала и для салонов-красоты. Небольшие компании по сути лишись средств к существованию. Ограничения введенные в Нижегородской области возмутили владельцев бизнеса и еще до перехода на второй этап, они добились разрешения на открытие с видеокамерами, а позже на полное возобновление работы.

Владелица студии маникюра The Room Ольга рассказала ИА «В городе N» о том, как функционировал салон в условиях пандемии.

Студия не работала около двух месяцев. При этом штат сокращать не пришлось.

Я оплатила первую нерабочую неделю из тех денег, что у меня оставались. Позже платила меньше. Доход мастера и студии полностью зависит от оказанных услуг. Старалась переводить небольшие равные суммы денег, которые оставались от продажи масок и антисептиков, — рассказала владелица салона.

Салону оказали госсподдержку, которая облегчила ситуацию, но я получила ее очень поздно.

Аренду необходимо было платить. Поддержка ее, конечно, не покрывала. Для открытия студии тоже понадобились дополнительные вложения: на рециркулятор, камеры, одноразовые материалы. Они на глазах дорожали в несколько раз. Первый месяц после открытия спасались нашими запасами: за две недели до карантина я закупила побольше СИЗов, предчувствуя перемены, — рассказала собеседница ИА «В городе N».

Владелец помещения пошел на уступки, снизив ренту сначала вдвое. Позже он сделал еще скидку, так как загруженность салона уменьшилась — пришлось убрать один стол и одно педикюрное кресло.

Несмотря на это, Ольга считает, что отрасли был нанесен очень серьезный ущерб.

Многие паниковали, кто-то говорил о полном закрытии. Около нас пару салонов закрыли, которым и года не было. Выжили, наверное, те, кто работал за закрытыми дверями, — рассказала Ольга.

Владелица салон заключила, что для работы в таких аховых условиях собственникам бизнеса нужен большой запас прочности.

Спортзалы

«Нужно иметь запас прочности»: как пандемия повлияла на нижегородский бизнес - фото 5

На долгое время нижегородцы остались и без фитнес-клубов. Они открылись совсем недавно. Даже сетевым клубам был нанесен ущерб, и некоторые были вынуждены закрыться. О том, насколько пострадали небольшие спортивные клубы Нижнего Новгорода, нам рассказал владелец спортивного клуба «Бункер» Сергей Шульпин.

Спорт-клуб закрывался на время пандемии: сотрудники перешли на онлайн-режим.

У тренеров были группы. Им платили за онлайн-курсы. У кого-то из сотрудников занятость была больше, у кого-то меньше, но на дистанционную работу перешли все. Ни количество тренеров, ни зарплаты Сергею сокращать не пришлось.

Зато после острого периода пандемии владелец спортивного клуба пришел к выводу, что онлайн-формат в его бизнесе не стоит

Онлайн надо все время иметь в запасе. Раньше он был в маленькой концентрации, не было поставлен на поток. Мы немного его увеличим, — рассказал Сергей о планах на будущее.

Господдержку Сергей не получал.

У ИП открыто еще несколько видов деятельности, поэтому я не попал под пострадавшую отрасль. Если бы фитнес был единственным видом деятельности, наверное, можно было бы получить, — пояснил собеседник ИА «В городе N».

Однако Сергею удалось найти компромисс с собственником помещения, поэтому аренда  не стала серьезной проблемой.

По словам Сергея, влияние пандемии на спортивные клубы Нижегородской области оценить пока сложно.

Я статистикой не владею, но по Москве, если мне память не изменяет, 30% закрылось. У нас — я не знаю, — рассказал Сергей.

Цветочные магазины

«Нужно иметь запас прочности»: как пандемия повлияла на нижегородский бизнес - фото 6

Пандемия «подкосила» и магазины, особенно не сетевые. Многие торговые точки Нижегородской области закрыли еще в конце марта на время нерабочих дней. Владелица цветочного магазина Artbuket, который находится в Центре Международной Торговли, рассказала ИА «В городе N», как ее бизнес выживал в этот период.

Магазин был закрыт до середины мая. В это время не выручала даже возможность работать на доставку.

Доставка — это разовая вещь. Я не могу сказать, что это работа. Единичные случаи не покрыли моих затрат на аренду и коммуналку, — рассказала Светлана.

Она подчеркнула, что работа на доставку имеет свою специфику. Такая схема подходит для крупных сетевых и популярных, «раскрученных» магазинов.

Сложно вести онлайн-доставку, если у тебя огромнее количество букетов, но у тебя нет цветка. Ты не сможешь сделать букет, который тебе сбросили и сказали: «Мы хотим такой». Из калл, допустим.  А у тебя сейчас нет калл. Из чего ты будешь делать? Для сетевых магазинов это нормально, это их ниша, — объяснила хозяйка магазина.

В то время, пока магазин был закрыт, оба работника Светланы были на оплачиваемых выходных сначала за счет владелицы, а потом за счет федеральных выплат. Зарплаты им не сокращали.

Предприниматель берет все риски на себя. Такое в законе прописано. Хочешь работать — работай, не хочешь — до свидания. Но за все ты должен отвечать, — объяснила свою позицию собеседница ИА «В городе N».

С открытием магазина стало чуть проще, но по словам Светланы, выручка в июне — июле все равно упала где-то в два раза: во-первых, значительную часть дохода магазина приносили сотрудники бизнес-центра, многие из которых в то время оставались на удаленной работе; во-вторых, с начале лета были отменены свадебные церемонии, а также похороны.

Дни рождения никто не отменял, но люди, которые сидят на карантине, не пойдут в магазин. Они за хлебом пойдут, а за цветами не пойдут, потому что они переживают, что могут заразиться. Мы не товар первой необходимости, — рассказала Светлана.

Региональные выплаты Светлана не получала из-за сложности процесса подачи заявления.

У меня очень объемный  даже договор на аренду. Все это ксерокопировать и отправлять по почте —очень дорого. Знаю, по моим знакомым, которые отправляли, что никто ничего не получал. Отказа нет, нет и денег, — заметила женщина.

За время пандемии Светлане пришлось многое изменить в своем бизнесе: объем закупки, ассортимент. Она отметила, что работы стало больше. Раньше Светлана ездила за цветами раз в неделю, а теперь каждые два дня, чтобы всегда были свежие букеты и не было брака. Это необходимо, ведь продавать большие объемы быстро уже не получается.

Люди сейчас тоже молодцы, они прекрасно понимают. Поэтому люди говорят: «нам розовенькие», «нам беленькие», «нам нежненькие или яркие». А не то, что «нам из этого цветка или из того», — объяснила Светлана.

Цены на букеты не повышались, хотя, Светлана заметила, что они напрямую зависят от курса доллара и евро, так как цветы привозят из-за границы.

Сейчас бизнес постепенно возвращается к обычному режиму, однако оценить ущерб, который был нанесен ему пандемией, можно будет только по прошествии некоторого времени. Даже с учетом государственной поддержки многим предпринимателям пришлось нелегко. Чем пандемия обернется для них, пока можно только предполагать.

 
Автор: Аня Долинина
Любое использование материалов допускается только при наличии активной ссылки на vgoroden.ru
Информационное агентство «В городе N» (16+). Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) за регистрационным номером ИА № ФС77-53731 от 26 апреля 2013 г.
Дизайн — Студия Titanium
Яндекс.Метрика
Created using Figma