Top.Mail.Ru

Марк Сартан: «Все дети в „Школе 800“ должны найти свое место»

3206
18+

Марк Сартан: «Все дети в „Школе 800“ должны найти свое место» - фото 1

В конце февраля в жизни 525 нижегородских школьников начнется новый увлекательный этап — их первый (а формально третий) триместр в «Школе 800».

Напомним, образовательный центр будет состоять из трех корпусов в Нижнем Новгороде и центра дополнительного образования на Бору. У проекта непростая история: сдвигались сроки строительства, не раз менялось руководство, и вот, наконец, прошлой осенью первый корпус в Верхних Печерах ввели в эксплуатацию.

В интервью ИА «В городе N» директор АНОО «Школа 800» Марк Сартан рассказал о том, чего ждать ученикам и их родителям, об отборе педагогов, амбициозных планах и своем отношении к шутке «801/802».

Как проходила подготовка к открытию

Марк Наумович, еще в начале вашей работы в Нижегородской области вы говорили, что проект стал для вас большим вызовом. А что еще в нем привлекло, кроме сложности?

Да, во-первых, это вызов — то, что называется «челлендж». Когда тебе судьба подбрасывает сложную задачу, я думаю, она понимает, к кому обращается, а ты должен на это ответить. Во-вторых, на этот проект можно смотреть не как на тяжесть ноши, а как на огромный потенциал. Когда я представляю себе эти три здания, мне, с одной стороны, кажется: «О, какое хозяйство огромное, какая это сложная тема!», а с другой стороны, я понимаю, что с той поддержкой, которая есть в регионе, в этом проекте можно реализовать массу идей. Еще до открытия у нас прошло много мероприятий для педагогов, для директоров, для айтишников, потому что сам этот проект вдохновляет на большие свершения, простите за пафос.

Прошлым летом появилась шутка о том, что «Школа 800» теперь должна называться «Школой 801» и скоро станет «Школой 802». Вас это не смутило?

Ну шутка есть шутка, я позитивно к этому отнесся. Знаете, когда Микеланджело сделал гробницу Медичи, ему сказали: «Что-то у тебя Медичи на себя не похожи». Он ответил: «Да кого это будет волновать через двести лет!». И оказался прав! На такие огромные сложные проекты надо смотреть в том числе из будущего.

Когда пройдет 30–50 лет, забудется вся эта история со стройкой, со сдвигом сроков и так далее, а привязка к 800-летию Нижнего Новгорода останется. Она зашита в названии, и это будет память в общем об истории города. В этом смысле шутка про 801 — она такая, шутка-микроскоп. Вот если под микроскопом смотреть — да, 800 и 801 имеет значение. А если на эту школу взглянуть издалека, из будущего, из телескопа, как на большой развивающийся проект, она прочно вошла в историю 800-летия Нижнего Новгорода. Шутки облетят, а суть останется.

Марк Сартан: «Все дети в „Школе 800“ должны найти свое место» - фото 2

Проект запуска школы подготовило еще прошлое руководство. Как вы оценили результаты работы своих предшественников (до августа 2021 года «Школу 800» возглавлял экс-министр образования Сергей Злобин, а до февраля 2022-го — Елена Беленко — прим. ред.)? Что-то пришлось доработать?

Мои предшественники сделали огромную работу, соответствующую тому этапу, на котором они находились. Я хочу подчеркнуть, что школа жива до тех пор, пока она проектируется. Это никогда не завершенный проект, он всегда растущий. И поэтому они проектировали школу, решали задачи своего этапа, мы подхватили и продолжаем их работу. Мы уточнили комплектование, потому что проектная мощность корпусов была установлена, но в ее пределах не было точного распределения по количеству классов. Мы конкретизировали специализацию, ввели классы с углубленным изучением, актуализировали необходимый состав сотрудников.

Также мы учли специфику правил приема. В Верхних Печерах оказалась сложная история с этим, потому что школа регионального значения, а жители ждут школу муниципальную, закрепленную за микроучастком. А это тоже каким-то способом надо сбалансировать.

Мы провели большую организационную работу по обеспечивающим службам. Этого заранее, без здания, просто нельзя было сделать. Договор на питание, на охрану, интернет, тепло, электричество — это все требует отдельной организации. Это не образовательный процесс, но без этого нельзя. Школа оживает только в тот момент, когда появляется здание и коллектив.

Педагогический коллектив

Кстати, о коллективе. Первый раз отбор педагогов проводили в 2021 году, а в 2022-м все началось заново. В вашей команде есть те, кто подавал заявки при Сергее Злобине?

Да, мы подняли все списки и пригласили на собеседование всех, кто проходил первый отбор. Многие, кто сейчас работает, из той, первой когорты. Но мы, конечно, и новых сотрудников набирали, потому что у нас стало больше конкретики. Мы рассчитывали на определенные сроки. Нельзя школу построить, а педагогов не набрать. Поэтому мы сначала запустили процесс через КУПНО (Корпоративный университет правительства Нижегородской области — прим. ред.), а потом дополнили его своей системой отбора. Мы и в этом вопросе обеспечили преемственность, не бросили тех людей, но и новые тоже пришли к нам.

А управленческая команда с нуля формировалась?

Управленческая команда практически вся с нуля, но тоже через отбор и собеседования. Я горжусь той командой, которая складывается.

Какой возраст у педагогов «Школы 800»?

Мы не ставим возрастных цензов принципиально. Я уверен, что хорошим учителем можно быть в любом возрасте. Есть учителя, которым не хватает опыта, но они все равно будут хорошими педагогами. Есть учителя, которые на опыте основывают свой профессионализм, но есть те, на которых опыт давит, которые за пределы опыта выйти не могут. А надо развиваться.

У нас педагоги любого возраста: мы и со старшекурсниками будем работать, есть и опытные. Мы смотрели на профессионализм и на многие другие качества.

На какие?

Тот отбор, который мы проводили, был многоступенчатый. Он включал в себя, в том числе, и очные сессии с разбором кейсов, когда коллеги выполняли задания, связанные со спецификой «Школы 800», и каким-то образом себя проявляли, а мы это оценивали. Заканчивалось всегда, естественно, очными собеседованиями. На что мы обращали внимание?

Первое (и это, как ни странно, неплохо проверяется на интервью) — отношение к ребенку. Из чего исходит учитель, когда принимает решение: из интересов ребенка или из каких-то внешних правил — программы, оценки и так далее? Сложности ребенка для него — это повод наказать или поддержать? В ответах всегда заметно различие.

Но даже любящий и внимательный к детям человек обязательно должен владеть собственным предметом. Тесты проходили все наши учителя, и мы понимаем, что они свои дисциплины хорошо знают.

Они должны уметь разговаривать, взаимодействовать, потому что школа — это пространство коммуникаций. И, вообще, есть мнение, что школа — это такое место, где поколения договариваются между собой, как жить дальше. Такой навык очень важен для педагога.

Мы сформулировали ценности школы — открытость, достоинство и осознанность выбора. И этим тоже проверяется, насколько человек ценит собственное достоинство и достоинство других уважает, насколько он способен делать осознанный выбор.

Мы предлагали кейсы, связанные со спецификой работы в школе, и тем самым понимали две вещи: близко учителям это или нет, интересно им развиваться или нет. И это тоже для нас показатель. Вот такой примерно суммарный портрет педагога на входе.

А на заслуги учителей обращали внимание? Сколько ваших педагогов имеют высшие категории и почетные звания?

Такие есть, и заметное количество. И, поверьте, мы это фиксировали, но это никогда не было критерием.

А сколько именно?

Половина.

По последней информации, педагогический коллектив «Школы 800» сейчас укомплектован на 80%. Почему кадров до сих пор не хватает, хотя работа идет не первый год?

Для того чтобы открыться и запуститься, у нас достаточно людей. Но мы не останавливаем набор, потому что у нас впереди еще два корпуса и нам нужно долго будет набирать сотрудников. Это нормальный процесс становления школы. Но к открытию мы готовы.

Сколько сейчас зарабатывают педагоги «Школы 800»? И сколько, по-вашему, должен получать учитель?

У нас есть закон, который говорит, что средняя зарплата учителей должна быть равна средней зарплате по региону. На это ориентируются все школы. Закон не диктует зарплату каждого конкретного учителя, что правильно, потому что у всех разная нагрузка, разный опыт и прочее. Мы тоже ориентируемся на среднюю зарплату по региону в социальной сфере и рассчитываем, что сможем предложить конкурентные условия.

Есть одна особенность, что пока образовательной работы нет, мы не можем платить учителям столько же, сколько предполагается уже в процессе.

Руководство строящихся корпусов

На сайте «Школы 800» указано, что у корпусов в Сормове и на Автозаводе уже есть свои директора. Как вы с ними взаимодействуете и чем они вообще сейчас занимаются?

Один из вызовов этого большого проекта заключается в том, что это одна школа, но в трех корпусах. И, наверное, трудно было придумать, как еще дальше их расположить: они очень на большом расстоянии друг от друга. География сама диктует задачи. Важно, чтобы у каждого корпуса была своя специфика и чтобы мы работали командно. И поэтому директора сегодня здесь, в открывшемся корпусе все работают над общими задачами запуска. Когда они справятся с этим здесь, они придут в свои корпуса решать те же задачи на новом месте уже с опытом первого корпуса «Школы 800». Тем самым я рассчитываю на серьезную преемственность.

И в чем специфика каждого корпуса?

У каждого здания есть гений места, и у каждой школы тоже. Если мы даже на типовые проекты посмотрим, увидим, что школы получились совершенно разные, даже если здания похожи. Это всегда определяется множеством вещей. В частности, просто территорией — тем, как она расположена, что ее окружает, запросами родителей и детей. Поэтому одна из причин, почему мы стартуем с неполной загрузкой, заключается в том, что в школе должно быть пространство для органического роста, которое будет определяться в том числе особенностями территории. Мы выходим на локацию, стартуем с общей программой, дальше начинаем жить с ней, каким-то образом эту программу корректировать, проектировать школу дальше, и эта специфика проявляется уже в жизни. Поэтому задача директоров корпусов, в том числе, — выстроить свою специфику.

Вы говорили о том, что на базе «Школы 800» прошло уже много мероприятий для учителей и директоров. Что это за мероприятия и какие у вас планы?

Да, мы проводим и будем проводить разные мероприятия. У нас прошел первый нижегородский директорский форум, на который съехалось больше 200 директоров и руководителей школ со всего региона, у нас была очень серьезная команда спикеров. И мы обсуждали компетенции учителя с точки зрения директора, потому что мы все понимаем прекрасно, что серьезная нехватка педагогических кадров в стране и их профессиональные компетенции — это зона роста. Учитель, который учит, сам должен учиться — это просто неизбежно вытекает из особенностей профессии. И это станет задачей создания ресурсного центра для педагогов на базе школы.

Мы провели педагогическую эстафету — замечу, уже вторую, — когда ведущие авторы учебно-методических комплексов работали с педагогами всего города, в том числе и с нашими, проводили семинары, как вести уроки по их учебникам. Потом у нас была сессия по театральной педагогике, которую тоже все учителя «Школы 800» прошли. Мы здесь проводили встречу для руководителей частных школ и детских садов, у нас внутренняя система повышения квалификации начала работать. В частности, у нас работают мои давние партнеры — методисты из центра психологического сопровождения образования «Точка Пси» по разработке критериальной системы оценивания. Ездили к Амонашвили (Шалва Амонашвили — советский, грузинский и российский педагог, автор концепции гуманной педагогики — прим. ред.), проходили семинары в КУПНО, то есть постоянно идет подготовка кадров.

А для педагогов дополнительного образования такие мероприятия планируются?

Дополнительным образованием заниматься будем, в планах это тоже есть.

Проблемы современного школьного образования

Марк Наумович, вы хорошо знакомы с московской системой образования, запускали проекты в Иркутске. В Нижегородской области заметили какие-то отличия от того, с чем сталкивались ранее?

И да, и нет. Система образования у нас общегосударственная, у нее есть важнейшие базовые основополагающие документы — это закон об образовании и федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС), которые обеспечивают единство образовательного пространства. Для такой большой страны это важно, и это нелегко. Поэтому, если мы говорим про систему, везде есть школы муниципальные, во всех крупных городах они, кстати, перегружены, везде есть какие-то школы-лидеры, которые готовят детей чаще всего с высокими образовательными результатами, везде есть популярные школы. В этом смысле много общего.

Вы Москву упомянули, вот тут есть одна особенность, потому что столица пошла по пути создания вот этих гигантских комплексов, состоящих из ранее отдельных школ, которые далеко друг от друга расположены, и, как мы знаем, собственно, «Школа 800» по подобному принципу устроена. То есть для Нижегородской области это почти новость (как я знаю, здесь один или два было таких комплекса из нескольких зданий), для Москвы — это норма, ну и для остальной страны это тоже нередкий опыт.

Может быть, есть разница в подходе?

Опять же, вы говорите о подходе, но у системы не может быть существенных отличий. Для того и придуманы были общие законы и ФГОС, который все школы должны соблюдать. Но при этом школы самостоятельны в разработке образовательной программы. Мы знаем специфичные нижегородские школы — сороковой лицей, например. Он отличается от других. Но именно система в России общая. В этом смысле, мне кажется, это большой плюс нижегородской системы образования, что она, можно сказать, общероссийского уровня.

Назовите самую главную проблему современных российских школ.

На самом деле, их несколько. Первая — проблема выбора между единообразием и многообразием. Дети разные и учить их надо по-разному. Это миссия современной школы в мире и в России — то, что называется «индивидуальными образовательными траекториями». Не ребенок подстраивается под школу, а школа подстраивается под ребенка и предлагает ему более подходящий для него образовательный маршрут. Но при этом мы с вами не забываем про единое образовательное пространство, про общность, которая требует некоего единообразия. Есть силы, которые вообще говорят: «Да мы тут в Москве за вас решим, что всем учить, какие книжки читать, за какой темой идет какая следующая». Это уже не единообразие, а унификация! А нужно именно единообразие, а уже в нем нужно найти возможность разнообразия.

В частности, у вас есть урок, а дети учатся по-разному. Учитель должен владеть такими технологиями, которые в пределах одного урока обеспечивают разные сценарии. Кто-то может проходить тему, решая задачки, потому что он теорию уже усвоил, кому-то требуется дополнительное объяснение, кому-то можно поручить проект, а кому-то — устроить дискуссию, дебаты — и это все можно сделать в рамках одного урока.

Вторая проблема — школьная программа по-прежнему в голове выпускника плохо связывается с современной жизнью. Когда в ЕГЭ по математике появились задания «про жизнь», а не про абстрактные формулы, детям они оказались трудны. Дети не всегда могут эти формулы, которые они назубок, кажется, знают, применить к реальным процессам. И это для школы серьезный вызов, чтобы ее программа помогала в реальной жизни, чтобы знания не остались заученными параграфами.

Третья проблема — во всех российских мегаполисах перегружены школы и учителя. Везде нехватка мест, нехватка людей. С этим пытаются справиться, строят новые школы. Мы тут как флагман по концессии, первая школа в стране, один из способов решения этой проблемы.

Вы говорили о проблеме единообразия и разнообразия. Одна из особенностей «Школы 800» — это как раз индивидуальные учебные планы для детей. Расскажите подробнее, какие элементы обучения будут для всех обязательными и что ребята смогут выбирать?

Покажу на примере классов с углубленным изучением отдельных предметов. Ребенок с 5-го по 8-й класс в этом году попадает в такой класс. С 5-го по 6-й он может выбрать для углубленного изучения математику, русский или иностранный (в 7-м классе добавляется физика — прим. ред.). Он сам решает, и еще с ним специальную диагностику проводят. И дальше, когда, например, все пятые классы идут на урок математики, те, кто выбрал математику для углубленного изучения, идут на общий для них урок по интенсивной программе, а у других тоже математика, но просто базовая. И что получается? Вот она общность: у всех математика, и вот оно различие: одним более сложное, другим менее сложное. Вот так можно выстраивать индивидуальные маршруты, чтобы, тем не менее, не терять единства образовательного пространства. Все прошли математику, все прошли русский, все прошли английский и получили необходимые знания, но одни на более сложном уровне, чем другие. Вот вам и индивидуализация, и общность.

А что важнее для ребенка: получить знания во всех областях и иметь большой кругозор или на раннем этапе определить, чем он хочет заниматься в будущем?

Давайте я со стороны школы лучше скажу. Школа должна давать ребенку самый широкий спектр возможностей. Если она начинает их сужать, она берет на себя не соответствующие возрасту задачи. Это нужно потом, когда институт и специализация. Школы разные, ресурсы разные, но максимальный спектр в пределах своих возможностей надо дать. И в его пределах поддерживать те направления, которые ребенку близки и которые он выбирает.

Если мы делаем раннюю специализацию, то мы ребенку отсекаем другие возможности, и это опасно. Мы выбрали логику углубленных классов именно по выбору обучающегося, потому что они не загоняют в колею. Ребенок может пройти пятый и шестой класс, например, с одним предметом, а в седьмом передумать и выбрать другой, потому что он не потерял базовый уровень и тоже этим предметом занимался. Он должен иметь возможность из этих вариантов выбирать. И тут возникает другая задача: чтобы выбирать осознанно, его надо этому научить. Это тоже одна из задач школы: подвести к выбору профиля, первому определяющему выбору в жизни. Надо так, чтобы ребенок понимал, что он выбирает и почему, а не просто, грубо говоря, наугад.

Марк Сартан: «Все дети в „Школе 800“ должны найти свое место» - фото 3

Сейчас очень много разговоров о том, что родители не воспитывают в детях уважение к учителям. С другой стороны, педагог тоже должен видеть в ребенке личность, что не всегда происходит на практике. Как, на ваш взгляд, можно решить эту проблему?

Обратите внимание, что я среди ценностей «Школы 800» назвал достоинство. То есть при уважении достоинства одним другого неизбежно возникает обратное. На мой взгляд, это означает, что, прежде всего, учителя должны уважать достоинства детей. Какими бы ни были претензии, какие-то ошибки у детей, какие-то вопросы дисциплинарные и прочее — это все равно человек, у него есть личность, собственное достоинство, его ни в коем случае нельзя принижать. И тогда возникает и ответное движение.

И тут вопрос к взрослым, потому что у них всегда силы больше. Мы же знаем прекрасно, что учителя могут оценку за содержательную работу снизить, потому что у ученика зеленые волосы. И о каком взаимном уважении после этого может идти речь?

Есть мнение, что на учителей бюрократическая нагрузка так влияет. В «Школе 800» каким образом будет минимизирована работа с документами?

Понимаете, проблема не в том, что она большая и бюрократическая. Проблема в том, что люди, на которых эта нагрузка падает, не видят ее смысла. И тогда она становится обременением. Насколько я знаю, на федеральном уровне решено ограничить количество документов, которые учитель заполняет, пятью.

Во-вторых, существует культура документарного оформления деятельности. Я уверен, что вы в своей редакции, читатели в своих офисах, мы в школе — все сопровождают жизнь документами. Это важный навык в жизни — надо уметь делать эти их точно, лаконично, правильно и быстро.

И, вообще, уметь паковать свою деятельность, свою технологию в документ — это высший пилотаж для любого специалиста. Мне бы хотелось, чтобы наши учителя умели собственный педагогический опыт описывать таким образом, чтобы им можно было делиться с другими учителями. С одной стороны, можно сказать, что это бюрократическая нагрузка, с другой — это совершенно точно профессиональный рост учителя. Поэтому там, где это осмысленно и важно для развития, документ необходим. Где это бессмысленные сведения — не нужно. Тем более, что когда появится нормальная электронная среда, многое можно убрать.

Роль директора

Вы как директор будете заниматься исключительно управлением или тоже будете проводить уроки?

У меня есть мечта — я хочу сделать для старшеклассников курс мировой художественной культуры. Но в первый год я не вижу возможности просто по времени это сделать. А, вообще, конечно, кто в школе работает, хорошо бы, чтобы он с детьми соприкасался непосредственно.

Марк Сартан: «Все дети в „Школе 800“ должны найти свое место» - фото 4

По-вашему, директор — это высшая власть или тот человек, к которому ребята в любой момент могут прийти в кабинет и обратиться с любой просьбой?

Тут, опять же, нужен баланс. В любой момент никогда не получится, потому что времени мало. Но в то же время обязательно должен быть прямой канал связи. Нельзя быть высшей властью такой, которая не взаимодействует с детьми. Нужно и управлять, и быть в контакте, и слушать, и предлагать решения, и ставить задачи. Директору обязательно надо быть в доступе, просто не 24 на 7, и не только ждать, когда к тебе придут, а еще самому приходить вопросы задавать. Это можно делать, например, через опросники.

Если школьники обратятся к вам с идеями, вы их поддержите?

Если есть идеи, значит, надо их обсудить на проектном комитете, понять и уже предлагать те, что прошли какую-то проверку. Есть некоторые вещи, которые я хочу, чтобы дети сделали сами. Например, школьное оформление внутри. Дети точно должны выпускать собственные издания. Если они сами придут с какой-то идеей, мы, конечно, рассмотрим, и если будет возможность, поддержим.

Чего ждать ученикам и их родителям

Первую неделю с 20 по 25 февраля у школьников будут адаптационные дни. Что они из себя представляют?

Там целая программа. Идея вот какая: здание огромное, оно устроено сложно. Когда дети из обычных школ попадают в такое здание, они в нем теряются. В привычной школе ориентироваться легко: коридор — кабинет — кабинет — кабинет — коридор. И поэтому надо, прежде всего, познакомить детей со зданием. Мы предусмотрели целую программу, как мы классы водим, показываем, что где находится, как из одного корпуса переходить в другой, как попасть в столовую, в спортзал и так далее.

Вторая задача — в школе существуют определенные правила. Одну их часть устанавливают взрослые, а о другой дети должны самоуправлением как-то договориться. И поэтому мы введем ребят в курс дела, поможем разобраться, кто чем может заниматься.

И третье — знакомство с учителями и программами, в том числе дополнительного образования. Это нужно, чтобы, когда дети уже включились в процесс, эти вопросы у них в голове улеглись. Адаптационные дни охватывают неделю до начала учебного процесса и частично еще некоторое время потом.

Марк Сартан: «Все дети в „Школе 800“ должны найти свое место» - фото 5

Как вы организуете взаимодействие с родителями?

Родители — третий участник образовательных отношений, наряду с учителем и ребенком. Мы уже пишем для них инструкции, работаем с их комментариями — то есть взаимодействуем с родителями вовсю. Но это будет более систематизированно. В школе должно быть родительское самоуправление, в некоторых моментах я сам жду помощи родителей, чтобы они участвовали содержательно своими предложениями.

Родительское самоуправление у многих привычно ассоциируется с так называемыми попечительскими фондами, где собирают деньги на кулеры, на дополнительную охрану. Вы как к этому относитесь?

Нет, речь совсем не про деньги. Эта школа бюджетная. Речь про участие в формировании некоторой политики, помощь в контроле, например, за столовой, за чистотой. Это та самая открытость, о которой мы говорим: вот она школа, давайте, участвуйте.

Родители, которые приходят сейчас на вступительные испытания (в момент нашего разговора с Марком Сартаном в школу пришли второй и третий поток экзаменующихся - прим. ред.), они замечательные, заинтересованные, вдохновленные, они в восторге от школы, и мне важно их мнение. Поэтому тоже будем собираться, договариваться, аккумулировать, решать некоторые вопросы вместе.

Наверное, первое время основной вопрос у родителей будет связан с парковкой. Как они будут подвозить детей до школы?

Эта проблема не в пределах компетенции школы, но тем не менее мы тоже готовы ее решать. Сейчас мы закупаем автобусы, чтобы привозить детей в школу. Потом обнародуем схему парковок у торговых центров, чтобы родители могли туда доехать и передать ребенка под присмотр в комфортабельный автобус, на котором он приедет сюда. Вопрос организации этих парковок и перехватывающего движения обсуждаем с городской администрацией.

Вы говорили, что здание школы огромное, детям нужно время, чтобы добираться из одного его конца в другой. Перемены будут длиннее?

Тут, как всегда, палка о двух концах. Увеличивая перемену, ты удлиняешь день. Но в целом перемены будут больше, чтобы дети успевали дойти. И они с благодарностью принимают такие предложения, потому что во многих школах, особенно в перегруженных, перемены ужимают, и дети, бедные, просто не успевают добежать, поесть.

«Школа 800» будет работать в формате «школы полного дня». Что это означает?

Это значит, что ребенок может находиться в школе целый день. Подчеркну: может, а не должен. И у него всегда есть чем заняться. Мы обеспечиваем во второй половине дня спектр дополнительного образования, столовая рассчитана на три приема пищи.

После занятий ребенок может не идти на кружки, а, например, просто посидеть в школе с телефоном?

Возможность такая будет. Психологи нам напоминают, что важен не только содержательный досуг. Мы, взрослые, хотим все время занять детей чем-то таким полезным для развития. Но и просто отдых тоже необходим. Для этого обустраиваются общественные пространства. И мы знаем прекрасно, что дети разные: кому-то нужны, как они говорят, «туса», «движуха», кто-то хочет спрятаться в угол, кому-то нужно местечко потемнее, кому-то посветлее, и этот спектр пространств мы тоже должны предоставить.

Назовите ваше любимое место в «Школе 800».

Ну, я бы сказал, что над атриумом на уровне пятого этажа — такой флагманский мостик, откуда много чего видно, откуда это пространство открывается, это самое красивое и вдохновляющее место.

Марк Сартан: «Все дети в „Школе 800“ должны найти свое место» - фото 6

Ваша предшественница Елена Беленко планировала использовать в «Школе 800» элементы дистанционного образования. Вы согласны с тем, что оно доказало свою эффективность в период пандемии?

Дистанционное обучение показало свои возможности. Вообще говоря, оно спасло мировую систему образования, когда нельзя было никуда ходить, можно было только сидеть дома. И еще важно, что оно очень сильно продвинуло понимание. Мы уже теперь даже сами на встречи иной раз не ездим, а просто включаем видеосвязь, прекрасно общаемся и не теряем совершенно в качестве.

Другой вопрос, что нельзя все к нему сводить. Дистанционное образование как элемент общей системы, или скорее гибридное образование, тоже будет. Но и классический урок тоже никто не отменял. Пока есть возможность, школа должна быть местом, где люди живьем встречаются, где дети под присмотром. К тому же, для дистанционного образования нужны условия: не у всех семей есть техника, поэтому предстоит выстроить сбалансированную систему.

В каких случаях будут применяться элементы дистанционного образования?

Например, сегодня мы прекрасно понимаем, что болеющие дети могут не отставать, потому что можно подключиться к занятию. Второй случай — когда у тебя приглашенный спикер, ведущий, учитель. Ты можешь, вообще, выйти за пределы собственного контингента, особенно в дополнительном образовании, где ты подключаешь большее количество учеников, в том числе, кстати, и взрослых.

И еще есть одно обстоятельство, к которому мы обязательно придем, когда технические возможности отладим. Должно быть время, когда ребенок сможет учиться дистанционно, при этом не важно, где он находится в школе. У нас есть большие общественные пространства, библиотечный центр, медиа-центр, коворкинги. И это действительно положительно детьми воспринимается. Они не теряют задачи образования, но они находятся не в привычной классной рассадке, а в том месте, где им комфортно. Мы же тоже часто устраиваемся на наши встречи не в рабочем кабинете, а там, где нам удобно.

Марк Сартан: «Все дети в „Школе 800“ должны найти свое место» - фото 7

Какие оценки будут получать ученики «Школы 800»? Мы знаем, что кроме 5-балльной системы в некоторых новаторских школах существуют 10-балльные или 100-балльные.

Мы готовим критериальную систему, когда оценка является непредвзятой обратной связью по заранее известным критериям. В чем проблема традиционной оценки-отметки? Не в том, сколько баллов, а в том, что ты никогда не можешь точно сказать, почему она такая или другая.

Я много раз родителям объяснял, что если ребенок пришел из школы с тройкой, может, это повод обеспокоиться, но вы не можете никогда быть уверенным, что это значит. Он мог плохо себя вести, плохо себя чувствовать, мог действительно не справиться с задачей, а может ему плохо объяснили, а может с учительницей поссорился или она его за зеленые волосы наказала. И в этом смысле оценка теряет задачи обратной связи.

Совсем другое, если ты заранее вводишь определенным образом организованный материал и даешь критерий оценки образовательного результата. Ребенок знает, что он должен сделать на какую оценку, и может сравнить по критериям ту оценку, которую поставит учитель, еще и обсудить с ним. Эта система акцентируется не на ошибках, как традиционная, а на достижениях. Она как бы стимулирует, подталкивает ребенка двигаться вперед, тем самым набирая баллы и осваивая образовательный результат.

И все же какой-то балл школьники получат?

Да, привычные оценки в баллах останутся. Это нужно для аттестата, и родителям иногда хочется понять — это тройка или четверка. Но это просто как индикатор дополнительный.

Как вы будете поощрять одаренных детей? Есть ли в планах запустить на базе школы новые научные конференции, олимпиады и конкурсы?

Это тоже задача роста. Конечно, когда мы говорим про индивидуализацию, это означает, что ты должен не забыть каждого. Как ребенка, у которого наибольшие трудности, так и наиболее одаренного. Все должны найти свое место.

Пусть они проявятся, а учителя уже готовят углубленные задания, углубленную программу для них. Если из этого они будут выбиваться, пойдут через проектную деятельность, через специализированные классы. И научную конференцию заведем, если дети будут ориентированы на науку. Мы с вузами активно сотрудничаем, они тоже придут сюда работать с ними. Просто в этом году самые старшие — восьмые классы (в этом году набирают со 2-го по 8-й класс — прим. ред.), пока это еще задача на ближайшее будущее.

Мы в принципе заводим сюда мероприятия регионального, городского и рассчитываем на федеральный уровень для того, чтобы дети могли включиться и тем самым тоже найти свои возможности. Желающих провести содержательное мероприятие высокого уровня уже достаточно. Задача в том, чтобы это все шло на пользу тех детей, которые в школе учатся.

Вы испытываете волнение перед началом первых учебных дней в «Школе 800»?

Слушайте, ну это мечта на самом деле, не только волнение. Все засиделись, все ждали, все хотят работать. Учитель без детей — это трудно, это непривычная ситуация. Поэтому волнение, скорее, за то, чтобы все-все-все сделать хорошо.

Автор: Ксения Ражева·Фото: Надя Кей